Что, где, когда и как пьют в саге о Ниро Вулфе. Часть 2 (молоко, вино)

 

Приведенное ниже интереснейшее и очень глубокое исследование было проведено Алексом, мной лишь были добавлены иллюстрации и ссылки - Chuchundrovich.


Что, где, когда и как пьют в саге о Ниро Вулфе. Часть 1 (сок, кофе, чай, пиво)



Молоко


Молоко - любимый напиток Арчи Гудвина
Молоко Арчи Гудвина

Совсем другая ситуация складывается еще с одним «культовым» напитком саги – с так любимым Арчи молоком. Арчи Гудвин пьет его в сорока восьми произведениях, что составляет 64,7% повестей и романов вулфиады. А самое главное – пьет в одиночку. Больше на его любимый напиток никто не посягает, да и в отличие от Ниро Вулфа с его пивом он никому молоко не предлагает. Эта любовь Арчи к молоку объясняется, скорее всего, тем, что он – дитя сухого закона. В течение всех сорока лет, на протяжении которых ему неизменно и безысходно около тридцати лет, а Вулфу не меньше пятидесяти, поскольку в романе «Черная гора» (1954) Вулф в конспиративных целях представляет Арчи как своего сына. Так что молодость Арчи приходится на безалкогольные двадцатые годы двадцатого столетия. А именно в это время (особенно с 1920 года) молоко, мороженое и конфеты стали пользоваться большим спросом у населения Соединенных Штатов Америки, так же как и «софт дринкс» - безалкогольные напитки и соки.

Уже в первом романе, «Фер-де-ланс» (1934), Арчи информирует читателя, что в меню его завтрака входят два стакана молока. Те же два стакана он запросто может среди дня выпить в каком-нибудь кафе, запивая бутерброды. В «Красной шкатулке» (1937) эта информация подтверждается: Арчи снова пьет молоко.

Молоко продолжало оставаться одним из любимых напитков американцев и после отмены сухого закона. Его продавали повсеместно. Например, в «походных условиях», на ярмарке в Кроуфилде в романе «Где Цезарь кровью истекал» (1939) Арчи вспоминает, как он «потягивал молоко из бутылки, приобретенной в одном из доброй сотни павильончиков, окружавших огромное круглое здание главного выставочного зала кроуфилдской ярмарки». В романе «Только через мой труп» (1940) Арчи нарушает традицию. Более того, он неожиданно отказывается от предложенного Фрицем стакана молока, но через какое-то время спохватывается и отправляется на кухню – естественно, пить молоко. Не забывает он про молоко и в «Завещании» (1940), причем пьет его как вино, смакуя, - начинает на кухне и заканчивает уже у себя в комнате. Даже в гостях на традиционное у американцев предложение «выпить что-нибудь» Арчи выбирает молоко. В большом количестве он поглощает его и в повести «Горький конец» (1940). В повестях «С прискорбием извещаем» (1940) и «Черные орхидеи» (1941) молоко остается уже главным напитком для Арчи, а в финале повести «С прискорбием извещаем» он в расстроенных чувствах, обиженный домашним орангутангом (который, впрочем, оказался шимпанзе), просит в кафе у бармена «старое доброе орангутанье молоко». Таковое, естественно, отсутствует, и он удовлетворяется порцией «ржаной водки».

После вступления Штатов во Вторую мировую войну герои Стаута сокращают потребление алкоголя. Зато Арчи увеличивает потребление молока. В повести «Смерть там еще не побывала» (1944) свои два стакана он пьет где угодно и когда угодно: утром за завтраком, среди дня в закусочной, поздно вечером на пороге дома Вулфа, ожидая полицию. То же продолжается и в повести «Смертельная ловушка» (1944). В конце войны в Штатах возникли перебои с торговлей некоторыми продуктами. Это отразилось, в частности, на мясе, о чем прямо говорится в повести «Прежде чем я умру» (1945). Возможно, и молоко попало в разряд дефицитных продуктов, и Арчи на протяжении повести пьет его только один раз и то – всего лишь стакан. В повести «Требуется мужчина» (1946) Арчи вообще обходится без молока. Война заканчивается, но он почему-то засобирался на европейский фронт, «чтобы увидеть хоть одного немца /.../ какого-нибудь из них отловить, умыкнуть и потолковать по душам». И, наверное, для того, чтобы приучить себя к трудностям фронтовой жизни он и вынужден отказаться от своего любимого напитка. Но командование в четвертый раз в отправке на фронт ему отказывают.


Молочная бутылка с "малой родины" Арчи Гудвина - Чилликот, Огайо
Молочные бутылки

Если Арчи находится вне дома на задании, его обед состоит из трех сандвичей с ветчиной и кварты молока (без малого литр), как дважды случается в романе «Слишком много женщин» (1947). Это помимо того, что «кувшинчик молока» он может выпить и в своей комнате. А вот в повести «Одна пуля – для одного» (1948) он ограничивается только пинтой (чуть меньше пол-литра). В «Пистолете с крыльями» (1949) Арчи вспоминает о стакане молока только в последней строчке повести. Но во «Втором признании» (1949) он опять возвращается к своей обычной норме – кварта. Три стакана молока для Арчи упоминаются и в романе «В лучших семействах» (1950). А в «Ожившем покойнике» (1950) Арчи дразнит Вулфа радужными перспективами своей возможной семейной жизни. Среди прочих радостей в ней присутствует «тарелка с бутербродами и кувшин с молоком».

Потом о молоке Арчи надолго забывает и вспоминает только в «Черной горе» (1954). Сначала он пьет его на кухне в доме Вулфа, сожалеет о его отсутствие в доме Телезио в Италии, куда их с Вулфом забросила судьба, затем пьет козье молоко в Черногории в доме Данило Вукчича. В повести «Без улик» (1954) молоко достается ему только раз, но на следующий год в «Не позднее полуночи» (1955) млекоед-Арчи уже вернулся к привычному ритму и пьет его регулярно, что и продолжает делать в повести «Знают ответ орхидеи» (1956). Повесть «Всех, кроме пса – в полицию» (1956) у Стаута и Арчи оказалась без пива и других алкогольных напитков. Но и Арчи не пьет свое любимое молоко. Он возвращается к нему только в повести «Когда человек убивает» (1956) и продолжает усердно поддерживать отечественного производителя молочной продукции, даже находясь в тюрьме в повести «Слишком много сыщиков» (1957). Он продолжает усердно налегать на него и в романе «Если бы смерть спала» (1957). И даже находясь то ли на допросе, то ли для беседы у окружного прокурора, требует себе молока. В «Иммунитете к убийству» (1957) Арчи, который иногда позволяет себе и крепкий алкоголь, обходится исключительно молоком. Странно, но в этой повести, действие которой разворачивается в среде промышленных магнатов и дипломатов, за обедом никто вообще ничего не пьет.

В Штатах молоко можно заказать даже в баре, и вас не посчитают сумасшедшим. Наверное, потому что бары находятся даже в аптеках, что для нас – очень большая странность, если не сказать большего. Так, в повести «Окно смерти» (1957) Арчи заказывает молоко в баре аптеки Таттла в Маунт-Киско, а кроме него там еще полдюжины посетителей, которые пьют отнюдь не молоко. В повести «Пасхальный парад» (1958) главные герои, Вулф и Арчи, пьют пиво и молоко, остальным просто ничего не предлагают и не наливают. Только Кремеру предлагают пиво, но он отказывается. Наверное, из солидарности с остальными героями. То же самое происходит и в повести «Праздничный пикник» (1958). Только без Кремера. А в повести «Ловушка для убийцы» (1958) Арчи собирается перекусить в кафе сандвичем с молоком, о чем по телефону сообщает Вулфу. Но противник общепитовского питания Вулф заставляет его вернуться в контору и нормально пообедать. Обед проходит без молока – под белое вино.

Все окружающие персонажи уже привыкли к тому, что Арчи не может обходиться без молока, как Вулф без пива, и в «Смертельном плагиате» (1959) на допросе в кабинете помощника окружного прокурора Бронкса во время обеденного перерыва его кормят рубленым бифштексом под молоко. Арчи пьет молоко и в повести «Отрава входит в меню» (1960) во время беседы с девушками, одна из которых подозревается в убийстве. Девушки тоже демонстративно пьют только содовую, хотя Арчи убежден, что «все они охотнее выпили бы что-нибудь покрепче».


Пикник с молоком
Пикник

В романе «Слишком много клиентов» (1960) Фриц даже обижается на Арчи из-за его пристрастия к молоку. Здесь, перекусывая, Арчи вместо предложенной Фрицем «икры белой сельди с приправой из душистых трав», выпивает свой обычный стакан молока. То же самое, только с куском хлеба он требует у Фрица, вернувшись с задания. И Фриц уже не обижается. Немного позже он приносит Арчи шикарный завтрак и неизменный стакан молока. Молоком подкрепляется Арчи и в университетской закусочной. Короче, он находит его в любом месте и в любой ситуации, не только на кухне, как в повести «Нападение на особняк» (1961), но и опять-таки в аптеке, и в кабинете окружного прокурора, как в романе «Окончательное решение» (1961). В окружной прокуратуре «молоко для Гудвина» уже вошло в норму – в повестях «Роковые деньги» (1962) и «Смерть демона» (1962) во время затянувшегося допроса его снова за счет заведения угощают сандвичами с молоком. Арчи может пить одно молоко и в качестве «перекуса», как в романе «Гамбит» (1962). То же самое он делает и в романе «Погоня за матерью» (1963). Его угощает молоком и прислуга в доме клиентки. А когда они с Вулфом скрывались от полиции в том же доме, ему из кухни приносит стакан молока даже сам Вулф. В романе «Право умереть» (1964) Арчи пьет молоко только пару раз, отдавая предпочтение крепким напиткам, но возвращается к своей привычке в повестях «Кровь скажет» (1964), «Убей сейчас – заплатишь позже» (1964) и «Роковые початки» (1964). В романе «Звонок в дверь» (1965) молоко льется рекой. «Стакан молока» сопровождает Арчи повсеместно – в кухне, в кафе, в кабинете Вулфа, в аптеке. Кстати, оказывается, что в американской аптеке, как следует из романа, помимо покупки лекарств, можно не только выпить и закусить, но и приобщиться к духовной пище – приобрести книги. Молоком Арчи угощает и инспектор Кремер во время их конспиративной встречи в гостиничном номере. В романе неожиданно выясняется, что Арчи любит закусывать молоко морковкой. Лишь однажды, спустившись ночью на кухню, Арчи, налив молоко, решает, что заедать его черной икрой не есть хорошо и наливает себе хорошую порцию виски. Молоко продолжают продавать в аптеках и в романе «Смерть потаскушки» (1966). В романе «Погоня за отцом» (1968) Арчи, не отказывая себе в крепком алкоголе, все же отдает предпочтение молоку. Только один раз, пребывая в расстроенных чувствах, в кухне заявляет Фрицу с Вулфом:

  • - Ни молока, ни кофе мне не надо. Я хочу напиться.
  • - Только не здесь, Арчи. Пьянствовать иди к себе в комнату, - предлагает осторожный Фриц.

В романе «Пожалуйста, избавьте от греха» (1973) Арчи находит еще одно применение молоку: он предлагает клиентке Хелен Лугос молоко в качестве антидота после выпитого бурбона, который той явно «не пошел». Это, пожалуй, единственный случай, когда он пытается кого-то угостить молоком. Ну а сам продолжает пить его, что называется, из любви к искусству. Он даже виски запивает молоком как в романе «Семейное дело» (1975). Видимо, тоже в качестве антидота. А потом в кабинете Вулфа, когда остальные его «товарищи по оружию» ни в чем себе не отказывают и каждый выбирает напиток по вкусу, Арчи подчеркнуто скромно ограничивается стаканом молока. Вот такой он, верный и надежный помощник Вулфа.


Вина

Обеденные блюда положено сопровождать вином, а виски, водку, и прочие бренди с коньяками в Штатах пьют в качестве аджестива после обеда под кофе или сигару. А можно и вместе – с кофе и сигарой. Поэтому тему алкоголя придется начать с винной карты. Поначалу она была небогатой. Пресловутый сухой закон нанес громадный ущерб виноделию США. Лишь несколько виноделов под предлогом производства «вина для церковных нужд» сумели предотвратить закрытие своих предприятий в тот тяжелый период. Совершенно очевидно, что после таких серьезных испытаний виноделие Калифорнии начало свое восстановление очень медленными темпами. Ежегодный объем производства калифорнийских вин в 500 млн. литров был достигнут лишь в начале пятидесятых годов XX века.


Портвейн

Первым вином в саге о Вулфе упоминается портвейн. В «Фер-де-ланс» (1934) во время беседы с одним из посетителей Вулф, как всегда, распоряжается принести себе пива, а посетителю предлагает портвейн. Тот сначала от предложения уклоняется, сославшись, что ему еще предстоит ехать на автомобиле за город. Но потом решает, что отказываться грех и соглашается, а Арчи после его ухода сожалеет о том, что в результате этого визита «запасы отличного портвейна» значительно опустели». Сожалеет не зря: хороший или даже отличный портвейн (как в закромах Вулфа) – это очень дорогое вино, явно еще не американского производства, да еще и с интересной многовековой историей.

Портвейн родился в Португалии. Общепринято считать, что его «изобрели» случайно, когда в перевозимое из Португалии вино, чтобы оно не портилось при транспортировке, стали добавлять коньячный спирт. Но существует и вторая версия - португальская. По ней портвейн появился в городке Ламегу, благодаря смекалке настоятеля местного монастыря. В 1678 году он, якобы, угостил двух ливерпульских виноторговцев вином, которое те оценили как «весьма приятное, сладковатое и на редкость слаженное». После долгих уговоров аббат поведал им свой секрет: во время брожения он подливал в вино коньячный спирт. Не коньяк, как иногда принято считать, а коньячный спирт, который представляет собой чистейшую виноградную водку крепостью 77 градусов. Классической пропорцией этого зелья к вину стала один к четырем, однако опытные виноделы варьируют это соотношение.

В «Лиге перепуганных мужчин» (1935) Вулф в аналогичной ситуации предлагает девушке-клиентке Эвелин Хиббард выпить. «Сам я люблю пиво, - поясняет он, - но навязывать своих вкусов не хочу. Могу предложить хороший портвейн «Солеро», «Дублин», мадеру или настоящее венгерское, которое мне присылают из тамошних винных погребов». Но неискушенная в алкогольных напитках мисс Хиббард предпочла обычное пиво. В романе «Снова убивать» (1936) вечером после задания Арчи застает Сола на кухне за рюмкой портвейна. Позже это благородное вино в произведениях о Вулфе больше не встречается.


Херес

Херес (сорт испанского крепленного виноградного вина) появляется в «Лиге перепуганных мужчин» (1935) и в явно неаппетитном виде. Одному из клиентов, Эйерсу, который уже успел изрядно перебрать скотча, херес кажется конским навозом, разбавленным виски. А на кухне Вулфа херес часто используют для приготовления соусов, но это другая тема. В романе «Право умереть» (1964) Фриц предлагает Вулфу стаканчик шерри. Какой шерри – не поясняется. А жаль – ведь «шерри» может быть обычным хересом, чье название пришло в английский от «шериш» - так по-арабски называется испанский город Херес-де-ла-Фронтера в Андалусии, в окрестностях которого и производится это вино. А может быть и чисто английским вишневым бренди (правильнее – черри-бренди). Такой же неопределенный шерри предпочитает и одна из героинь повести «Кровь скажет» (1964) Рита Фауджер. Из уважения к даме будем считать его хересом, поскольку издавна принято, что женщинам более уместно пить херес, а не, скажем, мадеру. А вот шерри в романе «Погоня за отцом» (1968) – это, скорее всего, вишневый бренди, поскольку Фриц использует его для приготовления сладкой подливы (малина, сливки, сахар и т.д.). В повести «Нападение на особняк» (1961) шерри вместе с пюре из анчоусов упоминается как фарш для яиц. На этот раз вряд ли это бренди.


Бордо

В «Слишком много поваров» (1938) Вукчич, один из «пятнадцати лучших мастеров» поварского искусства, успокаивал нервы своего приятеля, еще одного из «пятнадцати лучших», Берина, «блюдом своего гуляша и бутылочкой «Шато-Латур» 1929 года». «Шато-Латур» (белое и красное) считается одним из лучших бордосских вин, не случайно Вулф прокомментировал упоминание этого вина такой фразой: «Это успокоит и тигра».

В романе «Пожалуйста, избавьте от греха» (1973) упоминается кларет. Это – тоже бордосское вино, среднее между розовым и красным, легкое, с фруктовыми нотами во вкусе, хорошо сочетается с закусками и очень популярно во всем мире. Этим вином и бифштексом из «бычков, которых вырастили Шатобрианы» или (на следующей странице) «бифштексом из шатобриана» Арчи угощает Лона Коэна в ресторане «Рустерман». С вином все понятно, а вот с бифштексом... Был в истории некто Франсуа Рене Шатобриан, французский писатель и политический деятель рубежа XVIII-XIX веков. Существует стейк или бифштекс «Шатобриан» - говядина, приготовленная по особому рецепту, который и придумал Франсуа Рене Шатобриан. А вот «бифштекса из Шатобриана» никогда не было – писатель умер своей смертью еще 4 июля 1848 года, за сто двадцать пять лет до обеда Арчи и Лона в ресторане. Да и бычков для ресторана «Рустерман» потомки писателя вряд ли поставляли...


Бургундское

В «Красной шкатулке» (1937) Вульф дает задание Фрицу: «Поставь на лед бутылку «Маркобруннера» двадцать восьмого года». Странно, «Маркобруннер» - известная марка красного полусухого бургундского вина, а такие вина перед употреблением не охлаждают, но Вулфу, конечно, виднее. Так в эпопее появляется бургундское вино.

В романе «Слишком много поваров» (1938) во время дегустации блюд на традиционной встрече «пятнадцати лучших поваров» Вулф, естественно, вынужден отказаться от своего любимого пива и запивает кулинарные шедевры вином – бургундским. Жаль, Стаут не уточнил, какое конкретно вино из уникальной винной карты бургундских вин подавали к столу «пятнадцати лучших».

Скорее всего, после войны приток в Штаты вина из Европы увеличился, и женщины начинают его предпочитать традиционным коктейлям. В «Слишком много женщин» (1947) в ресторане «Рустерман» одна из знакомых Арчи заявила, «что коктейли ей не нравятся и что она предпочитает вино, чем заработала одобрительный взгляд Вукчича» (одного из «великих поваров», друга Вулфа и хозяина «Рустермана»). Как становится понятным в дальнейшем, Вукчич угощал их бургундским, вероятнее всего – красным, поскольку к мясу, как известно, полагается красное сухое.

Чуть позже Арчи отказывается от обеда, так как только что проснулся, проведя бессонную ночь, и ему «не хотелось начинать день с роньона-и-монтань, который подавался к «бараньим почкам, тушенным в бульоне и красном вине». Об этом сорте вина ничего не известно, вероятно, это – некий старший собрат Монтань Сент-Эмильон, популярного в настоящее время красного сухого вина из бургундского региона с одноименным названием, идеально сочетающегося с красным мясом. Но этот праздник гурманов Арчи заменяет овсянкой, яичницей и кофе. Его стоицизм на этот раз подкрепляется и отказом от молока.

В романе «И быть подлецом» (1948) появляется еще одно бургундское вино – монтраше. Правильнее – монраше или даже мораше (кому как привычней) названное в честь местности, где расположены виноградники - «Мон-Раша» («Лысая гора»). По мнению ценителей, это – «самое оригинальное и самое прекрасное белое вино во всей Франции». Его предлагают посетителям в кабинете Вулфа, да и Арчи на этот раз не отказывается, поскольку признается: «Я люблю букет этого вина и то, как его хмель незаметно проникает в голову». Интересно, что когда посетители разошлись, остается лишь один и ему наливают еще стакан этого вина, Арчи пьет молоко. Неужели опять в качестве антидота? В повести «Отрава входит в меню» (1960) в доме Скривера Вулф и Арчи под устриц дегустируют пять сортов белого вина, выбирая лучшее для юбилейного ужина аристологов. Выбрали, скорее всего, «Монтрачет» (так написано в книге), поскольку аристологи с него за столом и начинают. Собственно говоря, «Монтрачет» это в английской передаче все то же «Montrachet» – «Монраше» (национальные особенности перевода и редактуры в исполнении редакции «Эксмо»). А с этим вином мы уже встречались двенадцать лет назад в романе «И быть подлецом» (1948). Но оно стоит того – с элегантным вкусом, оттенками фруктов, минералов, карамели и лёгкими минеральными нотками, оно отлично сочетается с сырами, дичью, белым мясом и рыбой. Ну а Фриц под него подает блины. Хотя аристологи тоже в восторге. В следующий раз монтраше появляется лишь в 1966 году в романе «Смерть потаскушки». Здесь Вулф угощает этим вином Сола Пензера. Какое-то красное бургундское вино в этом же романе Фриц использует для приготовления омлета – в нем взбиваются яйца.

В одном из последних романов вулфиады в романе «Пожалуйста, избавьте от греха» (1973) появляется шабли. «- Вы не поужинаете вместе с нами? Икра алозы по-креольски /.../ Запивать будем шабли, а не шерри», - предлагает Вулф своему приятелю доктору Волмеру. Шерри – это понятно, скорее всего, херес, а не вишневый бренди. А шабли – белое сухое вино, которое производят во Франции на севере Бургундии в районе города Шабли. Оно, действительно, подходит для блюд из морепродуктов, чем и является алоза из рода сельдевых (русский вариант – бешенка).


Кьянти

В повести «Ловушка для убийцы» (1958) в итальянском ресторанчике одному из персонажей, Феликсу Махини, предлагают вино «Чианти». Опять же трудности перевода. Загадочное «Чианти» - это «Chianti», широко известное «Кьянти», итальянское сухое красное вино, производимое в регионе Тоскана, которое отлично подходит к мясным изделиям, паштетам и сырам. Феликсу предлагают его к спагетти. Выдержка в дубовых бочках, переливание три раза в первый год хранения, а потом каждые шесть месяцев, чтобы избавиться от осадка – многие из этих священнодействий приурочивают к определенным фазам Луны.

Какое-то «очень хорошее» итальянское красное вино Арчи пьет в ресторане «Пиотти» в романе «Гамбит» (1962). Причем уточняет: здесь с него берут шестьдесят центов за пинту (0,473 л), в то время как такая же порция более посредственного итальянского вина в баре танцевального зала «Фламинго» стоит восемь долларов. Вряд ли в «Пиотти» предложили бы «Франчакорту», самое престижное итальянское вино. Скорее всего, Арчи имеет в виду все то же «Кьянти» – безусловно, самое популярное в мире вино из Италии. Поэтому у «Кьянти» очень скоро появились нежеланные «сводные братья» – красные вина из других областей страны, присвоившие себе популярное имя. В связи с этим Ассоциация производителей даже вынесла постановление, что «Кьянти» - это вино, произведенное только в небольшом центральном районе Кьянти, а все остальное следует рассматривать как вина «второго эшелона». Может быть, с такими разными «Кьянти» и столкнулся Арчи?


Разные вина

Каким-то «превосходным» вином в повести «Прежде чем я умру» (1945) Вулф угощает молоденькую Бьюлу, дочь убитого гангстера Дейзи Перрита, душеприказчиком и управляющим наследством которого неожиданно для самого себя становится Вулф. После чего на глазах изумленного Арчи жизнерадостная Бьюла и всегда сдержанный Вулф распевают в кабинете южноамериканские песни. Для Вулфа, замечает Арчи, «это была все равно, что пьяная оргия, и мне оставалось только присесть и порадоваться за него».

Еще какое-то вино пьет Сол в кабинете Вулфа в «Погоне за матерью» (1963). Бутылку некоего вина покупает в магазине Сюзанна Брук перед встречей со своим другом Данбаром Уиплом в романе «Право умереть» (1964). Там же и такое же абстрактное вино подают посетителям в кабинете Вулфа. Только белое вино используется для приготовления раков в повести «Кровь скажет» (1964). Оно же называется и в качестве составной части соуса для куропаток в повести «Убей сейчас – заплатишь позже» (1964).

Неизвестного названия и происхождения вино пьет и семейство Питкернов в «Двери к смерти» (1950), когда Вулф вместе с Арчи вламываются к ним в гостиную. Вино предлагают и им, но Арчи отказывается, хотя им, промокшим и озябшим, не помешал бы даже виски. А в «Ожившем покойнике» (1950) одна из посетительниц конторы Вулфа, Полли Зарелла, «прекрасно справлялась с бутылкой токайского».

В «Прочитавшему – смерть» (1951) на девичнике, устроенном Арчи в конторе, Вулф предлагает подать калифорнийский рислинг. «Женщинам придется по вкусу», - говорит он. Это сухое белое вино, некрепкое, с тонким ароматом, действительно женщинам понравилось.

В ожидании гостей традиционно возникает забавный диспут между Арчи и Фрицем. В «Игре в Бары» (1952) это описано так: «Я всегда спорил, поскольку Фриц считал обязательным подавать белое и красное вино, а я утверждал, что вино вообще не годится, поскольку вгоняет американцев в сон, а нам желательно видеть их бодрыми и энергичными». Ну что ж, Фриц профессиональный повар родом из Швейцарии, а Арчи – простой американский парень из Огайо... На одной из таких встреч кто-то из посетителей «смешал себе порядочную порцию белого вина с содовой». На первый раз немного странно, но нужно вспомнить, что древние греки пили только разбавленное вино, а пить неразбавленное называли «пить по-скифски» т.е. по-варварски.

Вулфу приятно, когда женщина в его кабинете не отказывается от предложенного вина. Героиня повести «Без улик» (1954) не отказывается, и отношение к ней женоненавистника Вулфа меняется в лучшую сторону. «Вулф любил, когда люди разделяли с ним удовольствия», - комментирует Арчи.

В «Черной горе» (1954), где Вулф с Арчи попадают сначала в Италию, а потом в Черногорию, им приходится пить местное вино. Какое-то вино подают к столу за обедом в доме мультимиллионера Джарелла в романе «Если бы смерть спала» (1957). Вино, по замечанию Арчи, привыкшего к вину из чулана гурмана Вулфа, явно не высшего качества. «Что-то розовое, выдаваемое за вино» подают в доме миллионерши Луизы Робилотти в «Бокале шампанского» (1958), зато некое белое вино, которым Вулф угощает за обедом своего клиента Эдвина Эйдло в том же романе, нехорошим быть не может... Под такое же белое вино Арчи поглощает солянку с грибами, цыплячий паштет и сыр в повести «Ловушка для убийцы» (1958).

Токайское вино в качестве маринада служит Фрицу для приготовления фазана. Сам он тоже на кухне пьет какое-то вино. А в романе «Слишком много клиентов» (1960) в белом вине Фриц запекает яблоки, а в «Окончательном решении» (1961) тушит моллюсков. Вино пьют и помощники Вулфа Сол, Фред и Орри во время импровизированного завтрака в машине. Когда в кабинете Вулфа в повести «Вышел месяц из тумана» (1962) произошло убийство, Фриц, находясь в расстроенных чувствах, выпивает две бутылки какого-то вина и начинает прикладываться к третьей, но Арчи прерывает этот процесс. Можно только надеяться, что в том состоянии Фриц не посягнул на «Монраше»...

В романе «Звонок в дверь» (1965) клиентка Вулфа в ресторане «Рустерман» к удивлению Арчи заказывает не шерри или любонне, как полагалось бы солидной женщине, а мартини. С шерри все ясно, а вот таинственное «любонне» - это очередной плод фантазии Стаута или результат неверного перевода. [Как заметила rymarnica, очевидно имеется в виду дюбонне - аперитив на основе вина - Chuchundrovich.]

В «Смерти хлыща» (1969) мелькает мадера то ли в качестве самостоятельного напитка, то ли всего лишь как компонент соуса для грибов. Поскольку это крепкое оригинальное вино с интересной историей в романе всего лишь «мелькает», особого внимания ему и не следует здесь уделять. Такая же вспомогательная роль отводится мадере и в романе «Пожалуйста, избавьте от греха» (1973). Здесь Вулф обращается к Арчи: «- Я готовлю копченого осетра по-московски. Принеси мне бутылку мадеры из кладовой».

Харви Бассет, электронный промышленник, убитый в «Семейном деле» (1975), за обедом в ресторане всегда пил «Монраше» и «Шато Латур». С «Монраше» все понятно, а вот «Шато Латур» - это одно из лучших бордосских вин и весьма дорогое. В остальном вина в этом романе появляются эпизодически и то лишь как составные части соусов: красное для соуса к свиным ребрышкам, белое в качестве маринада для поджелудочной железы.


Мартини

В «Слишком много женщин» (1947) Арчи перед тем, как привести в контору возможную свидетельницу по делу о двойном убийстве Гуинн Феррис, угощает ее обедом в ресторане. Он благосклонно разрешает: «Можешь взять себе мартини и еще один, если у тебя не закружится голова. Ты должна быть трезвой как стеклышко». Так в эпопее появляется мартини.

Изобретенный еще Гиппократом и назначаемый им как успокоительное и общеукрепляющее лекарство, этот напиток позже был забыт. Вспомнили о нем лишь в середине XIX века в Италии, когда компания под руководством Алессандро Мартини сначала возродила его из небытия, а потом и значительно расширила производство. Именно тогда вермут с неповторимым ароматом стал известен не только в Европе, но и за океаном. Его сложный состав слагается из около тридцати пяти трав, набор которых остается коммерческой тайной. Но в нем всегда присутствует полынь.

Арчи мог угощать Гуинн темно-янтарным вермутом «Россо», которому уже больше 150 лет, или более крепким сухим вермутом «Экстра Драй», появившимся на рубеже XIX-XX веков, или же светло-соломенным самым ароматным, самым любимым женщинами мартини «Бьянко». Скорее всего, это был «Экстра Драй», поскольку Арчи и Гуинн «ели молоки сельди и салат из авокадо». Сладкий мартини сюда не подошел бы, а вот сухой мартини пьют даже с луком. Разумеется всего лишь с долькой. Как говорят знатоки, если положить в бокал с мартини дольку репчатого лука, то через несколько минут получится очень оригинальный напиток, не похожий по вкусу ни на какие другие коктейли.

Мартини стал одним из любимых напитков женщин, возможно, поэтому Арчи вместо мартини заказывает себе виски. Его предупреждение Гуинн не лишено оснований, поскольку он «знал, что после третьего или четвертого бокала ее прекрасные глазки имеют явную тенденцию чуть косить, а также затягиваться влажной поволокой. Кроме того, она могла начать ругаться». Это еще раз к вопросу о том, что сухой закон с его хитростями «спикизи», легкими лагерами и слабоалкогольными коктейлями приучил американок пить. А после войны женщины еще больше раскрепостились...

Еще один вермут, по всей видимости, просто «вермут» появляется в повести «Пистолет с крыльями» (1948). Оперный певец Майон заказывает бутылку вермута к себе в студию. Почему-то со льдом. В повести «Ловушка для убийцы» (1958) Арчи угощает клиентку Флору Галлент вермутом со льдом.

Мартини уважает и новая подруга Арчи Люси Вэлдон в романе «Погоня за матерью» (1963) причем как вермут «Мартини» и как коктейль «Мартини».

В романе «Звонок в дверь» (1965) клиентка Вулфа Рэчел Бранер в ресторане «Рустерман» «заказала двойной мартини, попросив положить в коктейль маринованную луковку, а не традиционную оливку».


Шампанское

В «Черной горе» (1954) впервые появляется шампанское, которым Арчи угощает девушку Лоис во время танцев, на которые он ее пригласил с целью выудить нужную информацию. Шампанское присутствует во время обеда Майкла Моллоя с его секретаршей Дилией Брандт в «Знают ответ орхидеи» (1956).

Какое шампанское пили в Штатах в то время? Если иметь в виду настоящее шампанское, то это, естественно, французское. Разумеется, Дилия Брандт пила не «Дом Периньон» - самое дорогое шампанское дома «Моет Шандон» и самое знаменитое в мире. В Штатах хватало и другого высококачественного французского шампанского. Вряд ли Моллой угощал секретаршу и «Сухим Империалом» еще с 1868 года ставшего одним из самых дорогих сортов от «Моет Шандон». А вот «Белая звезда», появившаяся в начале XX века, побила все рекорды продаж именно в США. В лучшем случае это могли быть «Сухой Империал 1943», вобравший в себя все самое хорошее из последних двухсот виноградных урожаев, или «Дух Столетия» - шампанское, изготовленное из смеси одиннадцати лучших урожаев двадцатого века. Но на такие расходы ради секретарши Моллой, скорее всего, тоже был не готов.

Повесть «Всех, кроме пса – в полицию» (1956) у Стаута и Арчи получилась «безалкогольной» и «безмолочной». Да и в следующей повести «Окно смерти» (1957) шампанское пьет только семейство Фойфов. Эти провинциалы после посещения спектакля в нью-йоркском театре решили отметить такое событие именно шампанским. Зато в следующем году шампанское и другой элитный алкоголь в «Рождественской вечеринке» (1958) льются если не рекой, то мощным ручьем. Рождество, однако. К тому же вечеринка проходит в конторе промышленного магната. Арчи признается, что продегустировал три разных вида шампанского. Первое – «Дом Периньон» - самая престижная и успешная марка шампанского все того же дома «Моет Шандон». Своим названием бренд обязан монаху-бенедиктинцу Пьеру Периньону, который, как гласит традиция, сначала упорядочил технологию производства игристых вин, а затем и изобрел само шампанское.  Приставка «дом» происходит от латинского «dominus», что означает «господин» – так во Франции обращались к духовному лицу. Первая бутылка «Дом Периньона» появилась в 1921 году, но из-за Великой депрессии в продажу поступила только в 1936 году. Второе шампанское, которое называет Арчи – «Вдова Клико», следующее в рейтинге популярности шампанских вин, названное в память Барбы-Николь Клико, рано овдовевшей двадцатисемилетней жены французского коммерсанта, в круг интересов которого входило и виноделие. В самом начале XIX века, после смерти мужа, она сосредоточила деятельность фирмы исключительно в этой отрасли, что очень скоро увенчалось большим успехом. Каким был третий вид шампанского, Арчи не уточняет. Но вряд ли это было «Советское шампанское», которое в СССР начали производить в 1937 году по отечественной технологии. И не потому, что шампанское из Советского Союза было низкого качества (лицензии на производство шампанского по советскому методу позже закупит ряд западноевропейских стран, в том числе и производители «Дом Периньона»), существовали другие, идеологические, причины.

В романе «Бокал шампанского» (1958) появляется еще одно великолепное шампанское «Кордон Руж» - широко известное «Мумм Кордон Руж Брют», с конца XIX века украшенное красной лентой Почетного Легиона. Его купаж состоит из семидесяти семи вин, что придает ему утонченность и элегантность. Правда, по приказу хозяйки дома, в котором развиваются события, его варварски смешивают с содовой и сахаром. Но позже хозяйка, миллионерша миссис Робилотти, расщедрилась, и гостей начали угощать чистым шампанским. Одной из гостивших девушек, правда, снова достался коктейль – на этот раз с цианистым калием.

В кабинете Вулфа посетителям во время следственного эксперимента тоже предлагают шампанское. Как уточняет Арчи, это – «настоящее шампанское, причем отличного качества». Уточнение не лишнее. Игристые вина – «газированное шампанское» в Штатах начали производить еще до Второй мировой войны, и американский опыт, усовершенствовав, применили и у нас. Дело в том, что летом 1936 года по США путешествовал советский нарком Анастас Микоян. В Окленде (Калифорния) он посетил завод по производству «газированного шампанского», и уже в следующем году в Советском Союзе было решено, что относительно дешевый напиток можно и нужно делать по резервуарной технологии.

Пьют шампанское и на террасе пентхауза подруги Арчи Лили Роуэн во время соревнований по бросанию лассо в «Убийстве на родео» (1960). Разумеется, обладательница многомиллионного состояния угощает своих гостей не «газировкой», а дорогим шампанским. Тут же Арчи делится своими соображениями по поводу того, как это шампанское нужно пить. «Лучший способ насладиться шампанским, во всяком случае для меня, - сообщает он, - это выпить залпом первый бокал, а остальные тянуть маленькими глотками». «Настоящее» шампанское, произведенное во Франции традиционным методом и выдержанное в бутылках, а не оклендское «газированное шампанское», в то время в Штатах остается изысканным аристократическим напитком. Это в Советском Союзе уже появились заводы, на которых шампанское начали выдерживать в бутылках, поскольку товарищ Сталин посчитал, что «стахановцы сейчас зарабатывают много денег» и достойны пить шампанское, что считалось признаком материального благополучия, признаком зажиточности. А в Штатах для широких масс продолжали гнать «газировку».

В романе «Слишком много клиентов» (1960) в тайных апартаментах Томаса Дж. Йигера, этом «приюте похоти», Арчи при обыске находит девять бутылок шампанского «Дом Периньон». Его в то время выпускали двух видов: белое брют и розовое брют (вино очень сухое, но со сбалансированным мягким вкусом, с нотками выпечки, абрикосов и миндаля в аромате, короче – вино для утонченных утех аристократов). Не искушенный в тонких напитках Фред Даркин, который и пиво-то пьет только из уважения к Вулфу, в этом романе вынужден продегустировать этот напиток и называет его «пойлом». Ну что ж, Фред явно не стахановец и не достоин пить шампанское. Бутылку «Дом Периньона» сострадательный Арчи отправляет на дом заслуженно избитой мужем Дине Хаф, одной из приятельниц Йигера. Шампанское в качестве аджестива после обеда в «Окончательном решении» (1961) предпочитают дочь и сын Элтеи Уэйл, Марго и Ноэль Теддеры. Причем, по словам Марго, Ноэль может выпить его целую бочку. Скорее всего, они пьют «газированное шампанское». Поскольку пить бочками «Дом Периньон» или «Вдову Клико» не есть хорошо даже для миллионеров. Сама миссис Уэйл пьет шампань-коблер.

Бутылку какого-то шампанского после обеда открывает Барри Хейзен в «Смерти демона» (1962). Шампанским угощает Вулф и своих помощников после завершения весьма сложного дела в романе «Гамбит» (1962). Предлагают даже инспектору Кремеру. Тот отказывается, но, как обычно, после некоторого замешательства соглашается, поскольку от шампанского Вулфа отказаться сложно. «Должен признаться, я был в слегка приподнятом настроении. – Вспоминает Арчи то событие. – Я редко пью шампанское в служебное время во избежание ляпсусов в работе». Но в тот раз он перебирает, что отмечает даже Вулф.

Шампанское присутствует и на ленче в столовой Вулфа в романе «Звонок в дверь» (1965), когда вся вулфовская бригада вступила на тропу войны с ФБР, шампанским отмечает победу в этой войне Орри. Остальные предпочитают другие напитки. Фред, например, на этот раз отказывается от «пойла» и пьет более привычный виски. А в романе «Погоня за отцом» (1968) Арчи обещает Солу «Дом Периньон», но в последний момент передумывает, и Солу достается полбутылки «Монтраше». Пьют шампанское (естественно, «газировку») и в глубокой провинции, в штате Монтана, что расположен на северо-западе США на границе с Канадой. Правда, купить его там можно только в окружном центре – городке Тимбербург. За ним в округ с ранчо Лили Роуэн в романе «Смерть хлыща» (1969) и едет Харвей Грив, чтобы отметить смерть заезжего хлыща Филиппа Броделла, совратившего его дочь. Три бутылки «Дом Периньон» выпивает команда Вулф в романе «Пожалуйста, избавьте от греха» (1973) после успешного завершения очередного дела.

Шампанское пьют при встрече Лили Роуэн и Арчи в «Семейном деле» (1975). Причем Арчи пьет его из туфельки Лили.

На этой романтической ноте и хотелось бы закончить историю не менее романтичного напитка – шампанского – а вместе с тем и рассказ о винах, которые пьют герои Стаута. Но разбавим ее небольшой долей статистики: различные марки вина упоминаются в 55,4% произведений саги, уступая лишь пиву, молоку и виски.



rymarnica добавила к перечню вин, упоминаемых в "вульфиане", еще одно - сотерн, белое десертноео вино, которое в "Смерти содержанки" Фриц использовал для приготовления виноградно-тимьянового желе - Chuchundrovich.



Что, где, когда и как пьют в саге о Ниро Вулфе. Часть 3 (крепкий алкоголь и коктейли)

 
© 2009-2014 nerowolfe.info Связаться с нами