Цитаты и аллюзии у Рекса Стаута

Хороших книг много - поговорим о них...

Цитаты и аллюзии у Рекса Стаута

Сообщение rymarnica » 23 май 2012, 10:26

Я, конечно, не ли-те-ра-ту-ро-вед, но чтение Рекса Стаута сподвигает меня на литературные и исторические изыскания, что определённо расширяет мой кругозор и приводит порой к интересным, удивительным открытиям, коими хочу поделиться с вами, дорогие друзья.
Вот, например, в моём издании романа Стаута «Где Цезарь кровью истекал» имеется эпиграф: «Скажи, где розы цвет ещё так ал, как там, где Цезарь кровью истекал?» со сноской: «Из поэмы «Рубайат Омара Хайама» Эдварда Фитцджеральда (об этом я уже упоминала в другой теме viewtopic.php?f=5&t=314&start=10 ). Красота стиха меня заинтриговала. Эдвард Фицджеральд (1809-1883) —английский поэт, известный прежде всего своими переводами четверостиший Омара Хайяма (The Rubaiyat of Omar Khayyam). http://page.divo.ru/lukas/perevod/F_Fitzgerald.html Он считается человеком, открывшим в начале 60-х годов ХIХ века поэзию Хайяма Европе и всему миру. Своему вольному переводу рубаи , включающему 101 четверостишие, Фитцджеральд придал стройную композицию, превратив собрание рубаи в законченную поэму. Английские стихи «Рубайат» можно назвать переводом только условно, так как Фитцджеральд не стремился к дословности, 49 четверостиший представляют собой верное воспроизведение оригинала, а остальные включают строки двух или трех рубаи, являются вариациями хайямовских тем или написаны самим Фитцджеральдом. Но Фитцджеральд сумел главное – передать саму душу поэзии Омара Хайяма. Интересна судьба этой книги, поначалу не замеченной публикой и два года пылившейся в книжной лавке. Фитцджеральд уже смирился с неудачей, как вдруг весь тираж разошелся, а интерес к стихам Омара Хайяма стал расти с немыслимой скоростью. Интересна и сама жизнь этого, как писал о нём Борхес, «эксцентричного англичанина», «беззаботного и одинокого сумасброда». В прошлом веке поэма «Рубайат Омара Хайяма», выдержавшая бессчетное число переизданий, была признана одним из самых популярных поэтических изданий на английском языке, строки и фразы из нее были растащены на цитаты. Вспоминается любимый с детства рассказ О*Генри «Справочник Гименея», в котором одному из двух старателей в руки попадает книга Омара Ха-Эм о некой Рубай Ате.
Скажи, где розы цвет ещё так ал,
Как там, где кесарь кровью истекал?
А гиацинт в саду? Быть может, он
С чела, когда-то чудного, упал.


А так звучит использованное Стаутом четверостишие в переводе Гл.Семёнова:

Пламенея, тюльпаны растут из земли
На крови государей, что здесь полегли.
Прорастают фиалки из родинок смуглых,
Что на лицах красавиц когда-то цвели.

У Стаута, как мы помним, кровью истёк Клайд Осгуд, а Цезарь пал от сибирской язвы, зато красная роза в эпиграфе отсылает нас к любовной линии в романе – ведь именно в нём произошла историческая встреча Лили Роуэн и Арчи Гудвина, когда сердце Лили было навеки отдано Эскамильо – а это, кстати, уже прямая аллюзия на оперу Бизе.
А теперь немного о романе «Золотые пауки». Вот что пишет Эли Корман в «Заколдованном издателе» http://www.club.sunround.com/journals/11zak.htm
«А какие сложные ассоциации бывают заключены в названиях романов. Вот, скажем, «Золотые пауки». Золотые пауки – это золотые украшения, сережки в форме пауков, носимые героинями романа. Но это и цитата из стихотворения Мэри Хауитт «Паук и муха»: «Пойдем в мой будуар», – молвил паук мухе», ставшая паролем в шайке вымогателей.[ “‘Said a spider to a fly.’”] Как паук высасывает кровь из мухи, так вымогатели – социальные пауки – вытягивают деньги у перемещенных лиц, оказавшихся в Америке без документов. Вот еще почему пауки-украшения – золотые.»
Мэри Хауитт (или Ховитт) (1799 - 1888) – английская детская писательница, поэтесса, перу которой принадлежат первые переводы сказок Андерсена на английский язык. Её поэма "Паук и Муха" была впервые опубликована в 1829 г.
"Will you walk into my parlour?" said the spider to the fly.
"Tis the prettiest little parlour that ever you did spy.
The way into my parlour is up a winding stair.
And I've got many curious things to show when you are there."
"Oh, no, no," said the little fly, "to ask me is in vain,
For who goes up your winding stair can ne'er come down again."

Говорила паучиха «Заходи, дружок, ко мне!
Ты других таких покоев не увидишь и во сне!
Эта лесенка витая прямо в комнаты ведет.
Знаешь, сколько тут сюрпризов дорогого гостя ждет!»
«Ну уж нет, - сказала муха, - и напрасно ты зовешь:
Эта лесенка такая - если вверх по ней взойдешь,
вниз уже не попадешь».
(перевод О.А. Седаковой)

Примечательно, что размер и начало этого же детского стишка был использован Льюисом Кэрролом в его «Алисе» в песенке "Will you walk a little faster?" – в одном из переводов это звучит так: «Говорит треска улитке: побыстрей, дружок, иди».
В романе «Звонок в дверь» Арчи Гудвин находит в квартире Сары Дакос фотографию интимного характера со строками из «Оды греческой вазе» английского поэта-романтика Джона Китса (1795-1821). Тут Арчи подводит его хвалёная память, и он вынужден обратиться за консультацией к Лили Роуэн, чтобы уточнить автора и название стихотворения (о чём не считает нужным сообщать Вульфу).
Считается, что Китса вдохновила на написание этого едва ли не самого знаменитого у него стихотворения мраморная ваза с барельефным изображением древней религиозной процессии, которая стоит в парке лондонского дворца Холланд-Хауз, принадлежащего роду баронов Холланд - сохранился рисунок вазы, сделанный с воспроизведенного в издании 1814 года оригинала самим Китсом.
О, ты, невеста молчаливых дней,
Питомица покоя векового,
Рассказчица, чьи выдумки верней
И безыскусней вымысла иного.
Какие мифы из тенистых рощ
Аркадии иль Темпы овевают
Твоих богов или героев лики?
Какие девы вечно убегают?
Какой погони и победы мощь?
Какие вакханалии и крики?
Пропетые мелодии нежны,
А не пропетые – еще нежнее.
Звените же, свирели тишины,
Чем вы неслышней, тем душе слышнее!
Ты, юноша прекрасный, никогда
Не бросишь петь, как лавр не сбросит листьев;
Любовник смелый, ты не стиснешь в страсти
Возлюбленной своей – но не беда:
Она неувядаема, и счастье
С тобой, пока ты вечен и неистов.
Ах, счастлива весенняя листва,
Которая не знает увяданья,
И счастлив тот, чья музыка нова
И так же бесконечна, как свиданье;
И счастлива любовь - еще трикрат
Счастливее, еще для наслажденья
Трепещущая, как сплетенье веток,
Чей жар не студит сердца невпопад
Тоской развязки и от пресыщенья
Не иссушает горла напоследок!
Кто те, дары несущие во храм?
Суровый жрец, куда ведешь ты телку,
Мычащую моляще к небесам,
С гирляндой роз, наброшенной на холку?
Какой морской иль горный городок
С рядами мирных башен в час закланья
Священный обезлюдел и затих?
Ты, городок, так пуст и одинок,
Что не расскажет ни одно преданье,
Какая смерть на улицах твоих.
О, мраморная ваза, ты с толпой
Невинных дев и юношей проворных,
С лесной листвой, с потоптанной травой,
О, грация аттическая, в формах
Застывших, ты, как вечность, молчаливо
Взыскуешь нас! Немая пастораль!
Когда уйдем и будет нам не больно,
Другим что скажешь ты на их печаль?
Скажи: Прекрасна правда и правдиво
Прекрасное – и этого довольно!
(Перевод Олега Чухонцева
)
"Ода греческой вазе" - одно из немногих стихотворений Китса, опубликованных на русском языке более чем в десятке переводов.
Интересно, что эти же строки использует Сомерсет Моэм в романе «Театр» в сцене неудачного обольщения Чарлза Тэмерли.
«– Вы не должны так говорить, вы не должны так думать, – мягко ответил Чарлз. – Вы всегда были само совершенство. Другой вас мне не надо. Ах, дорогая, жизнь так коротка, любовь так преходяща. Трагедия в том, что иногда мы достигаем желаемого. Когда я оглядываюсь сейчас назад, я вижу, что вы были мудрее, чем я. «Какие мифы из тенистых рощ…» Вы помните, как там дальше? «Ты, юноша прекрасный, никогда не бросишь петь, как лавр не сбросит листьев; любовник смелый, ты не стиснешь в страсти возлюбленной своей – но не беда: она неувядаема, и счастие с тобой, пока ты вечен и неистов».
(«Ну и идиотство!»)
– Какие прелестные строки, – вздохнула Джулия. – Возможно, вы и правы. Хей-хоу!
Чарлз продолжал читать наизусть. Эту его привычку Джулия всегда находила несколько утомительной.
– «Ах, счастлива весенняя листва, которая не знает увяданья, и счастлив тот, чья музыка нова и так же бесконечна, как свиданье».

И, конечно, по произведениям Стаута буквально рассыпаны цитаты из столь любимого им Шекспира.
«Лига перепуганных мужчин». Ниро Вульф, рассматривая фетишистские сокровища Поля Чапина, цитирует слова Ромео из сцены на балконе(акт 2 сц.2): «O, that I were a glove upon that hand» - «О, если бы я был перчаткой на этой руке».
«Красная коробка». Диалог Арчи и Геберта: «You're fancy free, huh? Not a care in the world», что переведено как: «Вы не влюблены, ваше сердце свободно? Никаких забот на свете» - это fancy free взялось из комедии Шекспира «Сон в летнюю ночь» (реплика Оберона в 1 акте, сц.1). и означает «свободно и беззаботно, без каких-либо обязательств» http://www.phrases.org.uk/meanings/134000.html
But I might see young Cupid's fiery shaft
Quench'd in the chaste beams of the watery moon,
And the imperial votaress passed on,
In maiden meditation, fancy-free.

Названием и эпиграфом к роману «И быть подлецом» являются слова Гамлета: «Надо записать, что можно жить с улыбкой, и с улыбкой быть подлецом» (акт 1, сц.5), что уже обсуждалось на нашем форуме viewtopic.php?f=5&t=34&start=30
«Погоня за матерью». Вульф изрекает: «Мудр тот отец, который знает своего ребенка». Это цитата из "Венецианского купца» (акт 2, сц.2.)
«Пожалуйста, избавьте от греха» - завязка этого романа напрямую напоминает нам об окровавленных руках леди Макбет.
И, возвращаясь к роману «И быть подлецом», напоминаю, как он начинается: наступил месяц март, Арчи Гудвин заполняет налоговую декларацию и приходит к выводу, что после уплаты подоходного налога банковский счёт Вульфа приобретёт плачевный вид. В связи с этим у Арчи рождается каламбур: «the Ides of March - the Rides of March» (что переведено как «мартовские Иды – мартовские Беды», не дословно, но точно в плане передачи смысла и созвучности). Здесь можно увидеть аллюзию на трагедию Шекспира «Юлий Цезарь», откуда происходит крылатое выражение «Beware the Ides of March» - «Бойся мартовских ид», то есть 15 марта по римскому календарю – дня, когда был убит Юлий Цезарь. http://www.phrases.org.uk/meanings/bewa ... march.html Происходит следующий диалог: «Это отлично! – воскликнул Билл Медоуз – Откуда вы это взяли? Фраза была в эфире? – Я не слышал. Я придумал это вчера утром, пока чистил зубы. – Мы дадим вам за это десять долларов. Нет, подождите минуту. – Он повернулся к Деборе. – Какой процент слушателей знает о Мартовских Идах? – Полпроцента, - сказала она так, как будто цитировала опубликованную статистику. – Можете взять это себе за доллар, - великодушно предложил я.» Этот разговор приобретает новое звучание, если принять во внимание, что в том же 1948 году вышел роман лауреата трёх Пулитцеровских премий Торнтона Уайлдера «Мартовские иды», что не могло пройти незамеченным для Рекса Стаута, ведь мы знаем, что многие книжные новинки, особенно те, которые нравились ему самому, он тотчас «вручал» для прочтения Ниро Вульфу. Мне неизвестно, давал ли Стаут какие-либо оценки роману «Мартовские иды», тем не менее приведённый диалог представляется «камешком в огород» Уайлдера.
Огромное количество исторических и литературных ссылок содержится в романе «Не позднее полуночи», о них надо вести отдельный разговор.
И в заключение снова цитирую Эли Кормана:
«Подобно тому, как И.Лазерсон, С.Синельников и Т.Соломоник написали книгу «За столом с Ниро Вулфом, или Секреты кухни великого сыщика. Кулинарный детектив», можно написать «Библиотечный детектив Ниро Вулфа». В нем были бы названы прочитанные Вулфом книги (и сопоставлены с преступлениями, которые тогда расследовались: нет ли влияния одного на другое?), классифицированы применяемые им закладки (включая палец), описаны вулфовская манера дочитывать до конца абзаца (а иногда – «Погоня за отцом» – и главы), прежде чем заметить Гудвина – или, выслушивая гудвиновский доклад, шевелить губами в тех местах, где должны быть знаки препинания.В «Библиотечном детективе» нашлось бы место для анализа, скажем, «Завещания» («Где завещание?»), для показа его избыточной литературности, театральности. Так, Джун, Мэй, Эйприл – это же чеховские «Три сестры»! Эйприл – актриса, и ее племянница Сара читает ей «Вишневый сад». Эйприл – актриса, и она переодевается и играет роль Дейзи Готорн, «Дамы с вуалью» (картина художника Франсуа Жерара). А почему Дейзи носит вуаль? – потому что ее лицо обезображено стрелой, выпущенной из лука ее мужа. Ну, это уже шиллеровский «Вильгельм Телль», где меткий стрелок всаживает стрелу в яблоко, лежащее на голове его сына. А яблоко, груша и персик, издевательски завещанные сестрам их братом Ноэлем Готорном, не из вишневого ли сада прикатились? А само это имя – Ноэль Готорн – не напоминает ли имя американского писателя Натаниэля Готорна? И т.д. и т.п.»
Пожалуйста, не сочтите графоманкой.
Я стараюсь не бороться с собственными предрассудками: они мне крайне дороги. Н.Вулф
Аватар пользователя
rymarnica
 
Сообщений: 987
Зарегистрирован: 05 ноя 2011, 06:33

Re: Цитаты и аллюзии у Рекса Стаута

Сообщение Chuchundrovich » 23 май 2012, 22:52

Да нет, это не графоманство, это очень и очень интересно. Я не раз писал об атмосферности книг Стаута, а здесь мы видим, что за несложными, вообще-то, сюжетами его книг, можно найти еще третий (кулинарный?) и четвертый ("литературно-ссылочный"?) и сколько еще слоев смысла? Вот уж точно: "Стаут - наше все!" (копирайт b5246 :) ).

PS Вспомнил книги Джаспера Ффорде про литературного детектива Четверг Нонетот, понять всю прелесть которых возможно лишь очень хорошо знакомому с английской литературой человеку. К сожалению, я не могу себя отнести к их числу :( .
I see them long hard times to come
Аватар пользователя
Chuchundrovich
Администратор
 
Сообщений: 1201
Изображения: 299
Зарегистрирован: 03 мар 2009, 22:01

Re: Цитаты и аллюзии у Рекса Стаута

Сообщение rymarnica » 24 май 2012, 00:31

Рада, что Вам это тоже показалось интересным. Пусть это будет нашим ответом, вернее, частью ответа тем, кто считает детектив "низким жанром" (у нас была такая тема viewtopic.php?f=12&t=23&start=20).
Я стараюсь не бороться с собственными предрассудками: они мне крайне дороги. Н.Вулф
Аватар пользователя
rymarnica
 
Сообщений: 987
Зарегистрирован: 05 ноя 2011, 06:33

Re: Цитаты и аллюзии у Рекса Стаута

Сообщение rymarnica » 01 июн 2012, 23:10

"Где Цезарь кровью истекал", глава 12. Вульф говорит Макмиллану: "Только не будьте ребенком и не считайте, что ложь всегда безнравственна. Виктор Гюго написал целую книгу, чтобы доказать, что она может быть благородной". Думаю, что это ссылка на роман Гюго "Отверженные".
Я стараюсь не бороться с собственными предрассудками: они мне крайне дороги. Н.Вулф
Аватар пользователя
rymarnica
 
Сообщений: 987
Зарегистрирован: 05 ноя 2011, 06:33

Re: Цитаты и аллюзии у Рекса Стаута

Сообщение rymarnica » 12 ноя 2012, 18:58

В 5-й главе романа «Сочиняйте сами» («Смертельный плагиат») есть сцена, когда Арчи Гудвин приезжает в Ривердейл к замешанной в деле о плагиате поэтессе Джейн Огилви и застаёт её в полуголом виде в саду спящей (или делающей вид, что она спит). Открыв глаза, эта особа, нимало не смущаясь своего вида, обращается к Арчи со словами: «...Если бы был канун Святой Агнессы, но нет… и я не голодна и не в постели… ах, неужели имя ваше Порфиро?» , что мной в течение многих лет при прочтении воспринималось как бред экзальтированной дуры. Ан нет, это не бред, а аллюзия на поэму Джона Китса «Канун Святой Агнессы», где есть такие строки:
В канун Святой Агнессы дева может
Во сне вкусить пленительных услад
С любимым, - сна ничто не потревожит -
Так опытные дамы говорят;
Лишь соверши магический обряд:
Не прикасайся к лакомствам и хлебу,
Ложись в постель, не оглянись назад,
Не шевелись, глаза подъемли к небу -
И у небес всего, чего ты ждешь, потребуй,
- то есть, насколько я поняла, у девы в канун Святой Агнессы, если она ляжет спать натощак, есть шанс увидеть эротический сон с участием предмета ее мечтаний. Поэма очень длинная, я, признаюсь, её не осилила. Кто желает, может ознакомиться. Главного героя, естественно, зовут Порфиро. А в конце этой главы Арчи добавляет: «В воскресенье, на даче у Лили Роуэн, когда полдюжины её гостей нежились на солнце у плавательного бассейна, я рассказал им о Ривердейле (опустив имя и причину моего появления там) и спросил, не считают ли они, что она не в своем уме. Три женщины проголосовали отрицательно, двое мужчин положительно, и это, конечно, кое-что доказывает, но я до сих пор не решил, что именно». Может быть, что женщины читали Китса?
Я стараюсь не бороться с собственными предрассудками: они мне крайне дороги. Н.Вулф
Аватар пользователя
rymarnica
 
Сообщений: 987
Зарегистрирован: 05 ноя 2011, 06:33

Re: Цитаты и аллюзии у Рекса Стаута

Сообщение rymarnica » 29 ноя 2012, 14:55

И ещё немного Шекспира:
«Право умереть», глава 6 – разговор за столом с мистером Уипплом и адвокатом Гарольдом Остером на тему, можно ли привлечь Яго к уголовной ответственности в качестве соучастника убийства и добиться его осуждения? «Но с «Отелло» они, конечно, знакомы? Я искоса взглянул на Вульфа. Не сказал бы, что он проявил большую тактичность, упомянув об «Отелло» в разговоре с этими гостями… «Возникает интересный вопрос… Если бы факты, упоминаемые в пьесе, были доказаны и использованы следствием, можно ли было бы сегодня в судах штата Нью-Йорк привлечь Яго к уголовной ответственности в качестве соучастника убийства и добиться его осуждения?» - Мне оставалось только признать, что Вульф вел себя безупречно. Бесспорно, такой разговор не мог не заинтересовать наших посетителей, а выяснение роли Яго и анализ его юридической ответственности открывали широкое поле для дискуссии. Так именно и получилось, и спор приобрел весьма оживленный характер. К тому времени, когда мы разделались с уткой и гарниром к ней, а Фриц подал суфле из инжира, лично я решил, что песенка Яго спета».

«Погоня за отцом», глава 12
«– «Распалась связь времен», – провозгласил я («The time is out of joint»).

Вульф нахмурился.

– Я никогда не говорю цитатами, даже если это Шекспир, и прошу тебя этого не делать.

– А вот мисс Роуэн порой цитирует, и это выражение – одно из ее любимых».

Из трагедии «Гамлет» (акт I, сцена V) . В монологе, завершающем первое действие, Гамлет, поклявшийся тени своего убитого отца отомстить за него, восклицает (перевод А. Кронеберга, 1844):
«Распалась связь времен.
Зачем же я связать ее рожден!»

«Слишком много сыщиков», глава 7 – полицейский явился в гостиницу, чтобы доставить НВ и АГ к прокурору, и АГ его впустил. «Правильно было бы сказать нахалу, что мы обсудим его предложение, и выставить его за дверь, но на Вульфа я злился еще больше, чем на этого бабуина…» Разбуженный Вульф рассвирепел: «Убирайтесь вон! Нет, постойте. Арчи, как попал сюда этот человек? – Просто вошел. Он постучал, а я открыл дверь. – Понимаю. Ты, конечно, истинный друг Горацио» («Archie, how did this man get in here?"

"Walked. He knocked, and I opened the door."

"I see. You, who can be, and usually are, a veritable Horatius") - аллюзия на трагедию Шекпира «Гамлет».
Я стараюсь не бороться с собственными предрассудками: они мне крайне дороги. Н.Вулф
Аватар пользователя
rymarnica
 
Сообщений: 987
Зарегистрирован: 05 ноя 2011, 06:33


Вернуться в О хороших книгах

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron