"Зверский" детектив )

О чем угодно - в пределах правил

"Зверский" детектив )

Сообщение Фокс » 07 авг 2015, 21:32

:)
Картинка с «озверевшими» персонажами Рекса Стаута viewtopic.php?f=5&p=5930#p5930 спровоцировала выложить «зверскую» историю, написанную однажды под впечатлением от его детективов. ) Роли исполняют волк, лис и др. Не знаю, покажется ли вам рассказ занятным или забавным, но если что, ведь всегда можно бросить, правда?



ПОХИЩЕННАЯ КРАСОТА

Когда позвонили в дверь, я посмотрел в глазок, но никого не увидел. Я уже повернулся обратно, когда звонок раздался снова. Я повторил процедуру - с прежним результатом.
- Кто там? — живо поинтересовался я вслух.
- Мистер Вольф дома? - раздался дребезжащий голос за дверью.
- Почему я вас не вижу?
- Одну минуточку, сэр... - и перед глазком на миг появилось нечто зелененькое с глазами, и снова исчезло.
- Простите, сэр, я вас не разглядел. Не могли бы вы материализоваться снова ещё на секунду?
- Сейчас я ещё раз подпрыгну.
- Понятно, - я отворил дверь. На крыльце сидела зелёная лягушка - сантиметров двадцать в высоту в таком положении.
Я читал, что лягушки видят только движущиеся предметы, но не знаю - правда ли это, потому что ни разу не видел, чтобы лягушка ударилась лбом о неподвижную стенку. Может, они притворяются?
И поэтому я, на всякий случай, изобразил оживление, помахав лапами.
- Пожалуйста, проходите, - предложил я и отошёл в сторонку.
Лягушка впрыгнула в дверной проём. Интересно, а как она узнаёт, что там внутри свободно, если не через зрение?
- Мистер Вольф пока занят. Как ему сообщить?
- Моя фамилия Кватер. Один из двух директоров "Экватор компани". У меня к нему дело.
- Одну минуту.
Я поднялся наверх и злорадно сообщил:
- Клиент, сэр.
Вольф недобро на меня покосился, поскольку денег на счету сейчас было достаточно, и он мог бы побездельничать, но я ему не давал.
- Зови, - буркнул он.
Энтузиазма у него также не вызвал тот факт, что проводив мистера Кватера, я усадил мокрую лягушку в почётное красное кресло.
Вольф обалдело уставился на потемневшую обивку.
- К ва... К ва - шим услугам, - выдавил он из себя.
- Если вы будете дразниться, я уйду, - обиделась лягушка.
Я испугался, что Вольф специально станет квакать, и вмешался:
- Прошу прощения, мистер Кватер, это, конечно же, совпадение. И так, что вас к нам привело? - я нажал кнопку диктофона. - Может быть, что-нибудь выпьете?
- Рюмочку бренди, если возможно.
Вольф нажал кнопку на столе и предал заказ камердинеру.
- У меня пропала дочь, джентльмены.
Вольф взглянул на меня. Я кивнул.
Об этом писали все газеты. В течение месяца в городе бесследно пропало несколько лягушек.
- А какого она была размера? - спросил Вольф.
- Она ещё молодая, около десяти сантиметров длину, - грустно произнёс папа.
- Мой любимый размер, - подтвердил я.
Кватер повернулся ко мне.
- Мистер Рауди, если не ошибаюсь? Мне кажется неуместной ваша ирония.
- Что вы, сэр, я только пытаюсь, поддержать ваш дух.
- Вот её карточка, - лягушка подтянула к себе портмоне и достала фотографию.
- Боюсь, сэр, я не смогу отличить одну лягушку от другой, - сдержанно заметил волк. - Для меня они все на одно лицо. Прошу прощения, сэр, но это действительно так. У неё были... То есть, я хотел сказать, - у неё есть какие-либо особые приметы?
- Ну, она, как все прудовые лягушки, зелёная с белым животиком, но на голове три золотистые точки. Вроде короны.
- Это уже что-то.
- Она у нас получила титул Королевы Красоты на конкурсе среди лягушек.
- Вы обращались в полицию?
- Конечно. Но они почти ничего не делают, чтобы её найти. Я обращался и в ФБР, имел беседу с мистером Винхартом, но мне ответили, что, пока данных о похищении нет, - это дело не их юрисдикции.
- Когда она пропала?
- В пятницу утром.
- И никто не звонил за эти шесть дней с требованием выкупа?
- Нет, мистер Вольф.
- Она королева красоты и возможно, очень привлекательна в вашей среде. Могла она потерять голову и окунуться в любовный роман? Может быть, она где-нибудь отдыхает на загородном болоте с любовником?
- Она не такая! - возмутился лягушачий папа. - Она чудесно воспитана. А слышали бы вы, как она поёт!
Судя по глазам, Вольф был счастлив, что не слышал.
- Мистер Кватер, я читал газетные отчёты. Есть ли, что-либо, чего вы не сообщили газетам?
- Нет, ничего.
- Мистер Кватер, вы хотите, чтобы мы нашли вашу дочь. Вместе с этим, это означает, что мы должны найти похитителя не только вашей дочери, но и всех лягушек за этот месяц в штате Нью-Йорк. А это умный и расчётливый преступник, раз его не удалось поймать полиции, а возможностей у полиции, поверьте, больше наших. Боюсь, что мы с этой задачей не справимся.
- Я хорошо заплачу.
- Кто последним видел вашу дочь?
- Миссис Кватер. Утром Изабелла, так зовут дочь, вышла из нашей квартиры в колледж, и больше её никто не видел.
- Никто не видел, чтобы она садилась в чужую машину?
- Никто.
- Никаких странных знакомых накануне?
- Она у нас всё время была на виду.
- Все похищения лягушек, согласно прессе, происходили вне дома, никто не видел момент похищения, жертвы никак не были связаны между собой. Поймать похитителя нам не под силу.
Я мысленно усмехнулся. Просто Вольфу хотелось дочитать сказки народов мира, и он отлынивал от работы.
- Назовите вашу цену, - предложил Кватер.
- У вас нет столько денег, чтобы изменить мир, навсегда победить зло и сделать так, чтобы дети не пропадали.
- Сколько это в долларах?
- Это вопрос философии, мистер Кватер, а не денег. Деньги не имеют значения.
- Вы правы, когда дело касается жизни близкого существа, деньги не имеют значения, мистер Вольф. Я не могу предложить сумму выше определённого потолка, но... Это не совсем наличные... - он замялся и выпалил: - Мы знаем, где хранятся сокровища Нибелунгов.
- Конечно, мистер Кватер. - кивнул Вольф. - Чего не сделаешь для любимого существа.
"Например, соврёшь, что знаешь, где лежат несметные сокровища, - если деньги кончились", - было написано на морде лица Вольфа.
- Чем меньше предмет, тем труднее его искать. Обнаружить слона в городе я бы взялся и за пять долларов, а найти маленькую лягушку длиной в десять сантиметров в огромном городе, практически невозможно...
- Но мистер Вольф, насчёт сокровищ Нибелунгов, - я серьёзно!
В дверь позвонили.
Я вновь спустился и посмотрел в дверной глазок.
На крыльце свирепо переминался с ноги на ногу инспектор полиции - бульдог Сукинсон и ожесточенно пытался рассмотреть помещение через обратную сторону глазка. Я показал ему язык и поднялся наверх.
- Хот-дог, сэр! - объявил я.
Вольф кивнул и уставился на клиента, как анаконда на лягушку.
- Вы никого не убивали?
Клиент задумался.
- Мотыльки не считаются?
- Нет.
- Помню, в детстве был случай...
- Ясно. Фокси, зови.
Я снова спустился вниз, гостеприимно распахнул дверь и поприветствовал инспектора.
Сукинсон молча вошёл и направился в кабинет Вольфа, даже не сняв шляпы. На ступеньках он обратил внимание на мокрые следы.
- Так я и думал, - сказал бульдог, - Что этот квакер уже у вас.
- Мокрое дело, - поддакнул я.
Бульдог прямиком прошествовал к жёлтому креслу и уселся в него, уставившись на сидевшую в красном кресле лягушку. - Так я и думал, - повторил он.
Вольф выслушал его и поставил точку над «i»:
- Я не психоаналитик.
Но инспектор и не собирался делиться с Вольфом своими мыслями, он снял шляпу, достал из кармана сигару и, ткнув ею в направлении лягушки, требовательно спросил:
- Что вы рассказали Вольфу такое, чего не рассказывали полиции?
Лягушка различала только движение сигары и, приняв её за мотылька, открыла пасть и слопала. Сукинсон ошарашенно отдернул свою обмусоленную лапу.
- Мистер Сукинсон, мы уже говорили о том, что вы плохо воспитаны, - напомнил Вольф.
- Это я-то плохо воспитан?! - возмутился инспектор. - Я у вас сигары не жру!
Вольф подумал и сказал:
- Нет. Не было такого случая. Прошу прощения. Но я напоминаю, что вы у меня в гостях, так же, как и мистер Кватер и, если правила поведения гостей нарушаются, то кое-кто уже имел удовольствие свободного полёта на кресле.
- Ха! - сказал Сукинсон. - Можете не брать меня на пушку, я знаю, что катапульта вмонтирована не в жёлтое, а в красное кресло.
Однако уверенности в его голосе не прозвучало.
Вольф протянул лапу и нажал кнопку на столе. Это была всего лишь кнопка вызова камердинера, но инспектор молниеносно выпрыгнул из кресла и оказался перед столом Вольфа.
- А, это вы, инспектор! - различил его, наконец, Кватер, поскольку лягушки, как было уже упомянуто ранее, хорошо различают только движущиеся предметы. - Как поживаете?
Камердинер Дог принёс кробку с сигарами, Сукинсон хапнул сразу три штуки и плюхнулся обратно в кресло.
- Я пришёл сюда потому, что сей зелёный тип, сначала обратился к нам по поводу пропажи своей красавицы дочки, а потом в ФБР и, в конце концов, к губернатору с жалобой на то, что мы ничего не делаем. Теперь этот квакер пришёл к вам и, я сильно подозреваю, что он рассказал нам не всё. Он вам выложит всю подоплёку, вы снимете сливки, а мы попадём впросак!
- Фокси, посмотри, пожалуйста, в энциклопедии, что значит слово "квакер".
Я достал соответствующий том и прочитал вслух: "- Квакеры, буквально - "трясущиеся", - существовавшая у людей религиозная община, которая отвергала церковные таинства, занималась пацифизмом и благотворительностью". Мистер Кватер, вас можно обвинить в благотворительности?
- Н-нет.
- Что с вами?!
Кватер буквально затрясся, подтверждая слова Сукинсона и, закатив глаза, начал скатываться на пол.
- Вот как на этих богачей действует слово "благотворительность"! - опять начал размахивать сигарой бульдог.
- Нет, мистер Сукинсон, - флегматично возразил Вольф. - Просто вы его отравили. Это симптомы отравления никотином, лошадиную дозу которого вы заставили его проглотить, использовав безусловные рефлексы. Вы - убийца, мистер Сукинсон.
На инспектора напал ступор.
- Если вы хотите спасти свою шею от виселицы, промойте ему желудок.
Сукинсон бросился тащить Кватера в ванную.
- Как ему промыть желудок, Фокси?! - заорал Сукинсон не своим голосом.
- Засуньте два пальца в рот. Только не себе, а ему, инспектор.
. Когда сигара была извергнута наружу, лягушка приоткрыла глаза.
Вольф уже звонил ветеринару.
- Да, доктор, отравление никотином. Мистер Сукинсон пытался отправить лягушку на тот свет...
Когда ветеринары увезли Кватера, бульдог остался сидеть у нас, сам став, почти зелёным, как и его неудавшаяся жертва.
- Ну что ж, мистер Сукинсон, ветеринары сказали, что сейчас его жизни ничего не угрожает, а я в этом уверен, - ведь он теперь далеко от вас. Он может написать на вас заявление в полицию.
- Это ужасно.
Вольф мне кивнул, и я принёс инспектору бренди, он сделал два глотка и поднял глаза.
- Ведь вы подтвердите, что он сам её слопал?
- Мы расскажем всё, как было.
Мне показалось несколько жестоко так разговаривать с ним в тяжелую минуту, и я его успокоил:
- Я даже утаю, что вы называли его "зелёным".
- Этот квакер устроит мне ужасную жизнь.
- Найдите его дочь, и он отвяжется, - посоветовал Вольф, забрасывая ноги в ковбойских сапогах на стол.
- Мы как об стенку бьёмся, Вольф. Может, вы поможете? - Сукинсон бросил взгляд на Вольфа, но не найдя поддержки, жалобно посмотрел на меня.
- Что, ваши легавые ещё не напали на след?
- Мы опросили всех таксистов - никто не видел, чтобы пропавшие садились в машину или чтобы их туда запихивали.
- Ещё бы, - бросил Вольф. - Ведь их компактные размеры позволяют... положить их в карман.
- Мы искали мотивы. Сексуальный маньяк? Исключается, - среди похищенных особи обоих полов. Тогда мы вспомнили про французов, которых называли раньше лягушатниками, за любовь вкушать блюда из лягушачьих лапок. Мы проверили всех французов, въезжавших в страну за месяц и - ничего. Кроме того, в Нью-Йорке проживает около ста пятидесяти виноградных лягушек, они считались у французов самыми вкусными, и ни одна из них не пропала. Не пропадали так же квакши, жабы и другие разновидности лягушек. Только прудовые и речные.
- Вы проверили их естественных врагов? - поинтересовался Вольф.
- В штате проживают несколько тысяч цапель и журавлей. Проследить их всех невозможно. Те из них кто нарушал ранее закон, не были замечены в каннибализме.
- Сожалею, мистер Сукинсон. - Вольф подтянул к себе книгу. - Вы всё делали верно. Мы не смогли бы сделать большего. Мистер Кватер не наш клиент. Сожалею.
Инспектор ушёл подавленным.
Мне стало жаль Сукинсона. Я представил, каких собак на него навешают, после того как Кватер отравился его сигарой. Я столько раз над ним жестоко подшучивал, что сейчас совесть скулила, требуя помочь злосчастному бульдогу. Только, как донести эту мысль до Вольфа? Нужно, чтобы она сама созрела в его мозгах. Я бросил взгляд на читающего волка и сказал:
- Я подменил ему сигару.
- Кому? - спросил Вольф, не отрываясь от книги.
- Инспектору Сукинсону. Я подменил ему сигару на заряженную порохом, и теперь, когда он закурит, она бабахнет и подпалит ему нос. Смешно, правда?
Вольф оторвался от книги.
- Слушай Фокс, мало того, что мы вечно подмешиваем ему в виски всякую гадость, я уже не говорю про кресло, на котором я его однажды катапультировал, так ты еще и в такой трудный для него момент ... У тебя есть понятие о совести, Фокси?
- Вы правы. Лучше бы я помог ему распутать это дело с лягушками. Это бы его спасло. Но я не справлюсь, если вы самоустранились.
- Вот ещё! Ты всегда говорил, что это ты на самом деле - гениальный сыщик. Вот и обламывай свои зубы.
- Шеф, у вас большой запас знаний, а я ими оперирую.
- Вот и катись в библиотеку. Оперируй.
- Ладно, согласен, вы тоже умеете думать. Только моё мышление более образное и интуитивное, а ваше, - построено на логике.
- Меня лестью не возьмёшь. - Вольф снова раскрыл книгу.
- Окей, проведу расследование сам. Время покажет, кто из нас настоящий осёл.
- Купи зеркало, - буркнул Вольф.
Я набрал телефонный номер и позвонил Джеку Спарроу, знакомому газетчику-воробью из "Ивнинг пост", с которым играю в покер.
- Привет саблезубым пернатым акулам! - поприветствовал я его.
- Это ты, Фокс? Какого чёрта ты обзываешь меня пернатой акулой? Где ты видел пернатых акул, идиот?
- Я слышал выражение "акула пера" и представил себе такую пернатую акулу. Я недавно был в России, Спарроу, и знаешь, как называется твой вид по-русски? "Вора бей"!
- У тебя что-то пропало, Фокси?
- Да, Джек, у меня пропал клиент, потому что Нигро Вольф не хочет работать. И я хочу взяться за расследование самостоятельно, так можешь и сообщить в своей паршивой газетёнке.
- Кто твой клиент?
- Что ты имеешь на мистера Кватера из "Экватора"?
- Отвечать тоже в стихах, или в прозе? Минуту... Квинс Кватер, один из двух директоров этой фирмы, имеет доход около ста тысяч гринов в год. Если не ошибаюсь, у него пропала дочь на прошлой неделе.
- Значит, он платежеспособен?
- Вполне.
- Джек, эти слова звучат для меня, как музыка. Ещё вопрос - кто такие Нибелунги и платёжеспособны ли они?
- Фокс, это мифические существа, так арийцы называли карликов, которые добывали под землёй сокровища. Если они тоже твои клиенты, то тебе повезло, - хмыкнул Джек на другом конце трубки. - Говорят, у них было море драгоценностей.
- Но ты же знаешь, Джек, как иногда пускаются преувеличенные слухи, чтобы раздуть курс акций.
Вольф продолжал делать вид, что читает, но исподволь наблюдал за мной.
- Можешь назвать фамилии тех семей, у кого еще пропали лягушки?
- А ты назовешь мне имя похитителя, хитрая лиса?
- Джек, положив лапу на телефонный справочник, торжественно клянусь, истинностью всего там написанного, что ты будешь первым из газетчиков, кому я сообщу это имя.
- Паяц. Записывай по буквам: "Ква - зимода, Ква - снецки, Кватроченто....
Всего оказалось девятнадцать фамилий, которые не имели между собой ничего общего, кроме того, что они проживали в штате Нью-Йорк и были обыкновенными прудовыми лягушками.
- Про нибелунгов мог бы спросить и у меня, - проворчал Вольф.
- Но вы же не играете в эти игры.
- Я думал, ты знаешь.
- Всё что я знаю, это то, что Кватер сказал, что он знает, где спрятаны их сокровища. Я думал, грешным делом, что папаша предлагал нам ограбить банк.
- Сокровища нибелунгов, согласно древней легенде, были потоплены на дне Рейна, в Германии.
- Откуда это Кватеру известно?
- Это всем известно. Об этом говорится в легенде. Кватер сказал, что знает точно местонахождение клада на дне реки.
- Откуда он знает?
- Он - лягушка, Фокс, если ты еще не обратил внимания. А лягушки плавают под водой. Рыбы тоже плавают под водой, и всё видят, но они молчат.
- Вы верите в этот миф?
- Я верю во все мифы, мистер Рауди. Я не верю в то, что можно найти его дочь.
- Странно, что Кватер сам не достал сокровища.
- Им пришлось уехать из Германии по политическим причинам.
- Печально. А не могли его дочь похитить, чтобы разузнать тайну Нибелунгов?
- Нет. Они об этом помалкивали. Кроме того, тогда бы не похитили остальных.
- И так, что мы имеем: У них три особенности: первое - они все живут в этом штате, второе - они все относятся к виду прудовых лягушек и третье - их длина не превышает десяти сантиметров. Вот где-то здесь собака и зарыта. Первое объясняется тем, что похититель, скорее всего, тоже живет в Нью-Йорке, а вот во втором и третьем должна крыться отгадка. Как называется ваша логика, Вольф, от общего к частному?
- Дедукция.
- В данном случае потребуется другой тип логики - индукция. От частного к общему. Если эти девятнадцать - прудовые лягушки в десять сантиметров длинной, то можно распространить этот принцип на всю совокупность жертв. Все они будут прудовыми по десять сантиметров. Скорее всего, есть еще один признак, который мы не знаем, и который является определяющим для подбора жертв. Логично?
- Начинаю подозревать, что у тебя есть мозги.
- Значит, я буду искать факты по каждой лягушке, чтобы найти признак, который можно перенести на всю группу пострадавших. Вот. Индукция. Индуктив. Вы мне теперь не нужны, я найму специалиста по индукции себе в ассистенты, какого-нибудь Индюка и буду внедрять индюктивный метод расследования в жизнь.
- Валяй, - пробурчал Вольф и углубился в книгу.

Я поднялся к себе в комнату и обзвонил все девятнадцать семей, нанявшись найти похитителя и получить гонорар в девятнадцатикратном размере. Потом решил прогуляться, надел шляпу и прошёлся до здания на 98 стрит. Я остановился и долго корчил рожи напротив установленных телекамер, пока один из охранников не вышел и не спросил, чего мне тут, собственно надо.
- Я хочу поговорить с заведующим отделом Нью-йоркского ФБР Руди Винхартом.
- Давно не был у ветеринара, приятель?
- Передайте ему, что меня зовут Фокс Рауди и, что я устрою тут в знак протеста индейские пляски и соберу толпу зрителей, если Винхарт меня не примет.
Охранник пожал плечами и удалился, а через минуту вернулся и удивлённо сообщил, что Винхарт ждёт меня.
Я небрежно кивнул и направился внутрь.
- Можете не вставать, - отмахнулся я, входя в кабинет заведующего.
Винхарт бросил на меня укоризненный взгляд, но я сделал вид, что всё в порядке и уселся в кресло.
- Как дела? - спросил я.
- Я вас согласился принять исключительно для того, чтобы ничто не портило вид из окна.
Винхарт был типичным Боксёром в галстуке.
- Я занимаюсь делом пропавших лягушек.
Ни один мускул на морде боксера не дрогнул, выдавая, что он к этому причастен.
- Я хотел бы вам раскрыть глаза на то, что на самом деле происходит.
Винхарт кивнул.
- Я вас слушаю.
- Мой индуктивный метод... - я сделал паузу, давая время осмыслить ему новый подход в сыске, - Позволяет прийти к выводу, что у похищений есть несколько закономерностей. Все жертвы - только прудовые лягушки десятисантиметрового размера. О чём это говорит?
Винхарт молчал.
- Эта особенность полностью совпадает с характеристиками жертв массового геноцида двадцатого века, происходившего благодаря ужасным опытам Павлова, Бернара и других! Как вы считаете, почему, например, люди не использовали для опытов вид лягушек с желтыми в красную крапинку животами?
Я сделал паузу.
- Потому что они выделяли ядовитую слизь. А почему они не использовали жаб?
- Просто потому что лягушек больше, и они доступнее, мистер Рауди.
- Тогда почему сейчас пятнистобрюхих не похищали? Почему размеры похищенных соответствуют людским стандартам для опытов по физиологии? Вы не думаете, что это дело рук человека?
- Вы насмотрелись телесериалов про "секретные материалы", мистер Рауди. Люди вымерли и то, что кое-где они остались и продолжают нам вредить, - не больше, чем выдумки сценаристов.
Тут зазвонил телефон и Винхарт отвлекся. У меня было время разглядеть бумажку, выпиравшую из-под папки на столе. От руки было несколько пометок. "Квадрига, 10 см, прудовая, Бронкс."
Боксер положил трубку.
- Я уверен, - продолжал я, - Что следующая жертва также будет прудовой лягушкой в 10 сантиметров длиной.
- Мы не занимаемся этим делом, - соврал боксёр. - По крайней мере, официально, так как факт похищения не был доказан.
- Можете ли вы мне сказать, если отслеживаете ситуацию, не было ли новых исчезновений?
- Нет, мистер Рауди, не могу сказать.
- Тогда, может, вы скажете, не было ли случаев пропажи белых мышей, на которых так любили ставить опыты люди?
Боксёр немного поколебался и сказал:
- Белые мыши и кролики не исчезали. Вы удовлетворены?
- Не вполне.
- Благодарю вас за сотрудничество, мистер Рауди, но моё время ограничено. Если в следующий раз захотите мне что-нибудь рассказать, пожалуйста, сначала позвоните, и не тренируйте свои мимические мышцы перед нашим зданием. Тут мимо и дети ходят, они могут получить психическую травму на всю жизнь. Подробнее о своих мыслях расскажите, пожалуйста, специальному агенту Краузе, она будет рада вас выслушать.
Он снял трубку
- Мисс Краузе, вы не могли бы побеседовать с мистером Вольфом? Если можно, в 18 кабинете. Спасибо.
- До свидания, мистер Рауди, - боксёр поднялся.
Меня проводили по коридору к 18 кабинету, проходя мимо кабинета № 11, я обратил внимание на табличку: "Доктор Э. Краузе психолог". Так значит, она меня примет в 18 кабинете, чтобы не смущать вывеской? Очень мило.
Доктор Э. Краузе оказалась премиленькой кошечкой в очках с изящной оправой и большими зелёными глазами за их стёклами.
- Мистер Рауди?
- Да.
- Директор Винхарт сообщил, что вы хотите поделиться с нами информацией по поводу пропажи лягушек. Это так?
Я присел и заговорщицки к ней склонился:
- Честно, говоря, не совсем. Ваш агент Винхарт попросил с вами встретиться, чтобы я рассказал вам о некоторых проблемах самого Винхарта, поскольку сам лично он это сделать не решается... - я сделал озабоченный вид. - Он описал мне свои симптомы и сказал, что если он к вам придёт, то его отстранят от работы на некоторое время и просил меня выдать его симптомы за свои.
- Что его беспокоит?
- Он боится аистов. Он считает, что это они воруют и лопают лягушек. Но это бы ничего, только он хотел меня нанять, чтобы я в частном порядке за ними следил. Видите ли, ему кажется, что аисты ему постоянно подбрасывают детей, и он каждую ночь дежурит на балконе с винтовкой.
- У мистера Винхарта, действительно уже пятеро детей...
- Вот-вот. И он считает, что их ему аист приносит.
- У мистера Винхарта есть чувство юмора.
- Возможно, только он настаивал на этом.
- А на самом деле, откуда они берутся? - она бросила на меня испытующий взгляд.
- Мисс Краузе, не заставляйте меня объяснять то, о чём бы я предпочёл поговорить с вами в нерабочее время.
- Кроме аистов его ещё что-нибудь беспокоит?
- Ему везде мерещатся люди. Он пытался меня убедить, что люди не вымерли и всем вредят, нес какой-то бред про опыты Павлова и Бернара.
- Он был спокоен?
- Знаете, внешне, - да. Но его лапа сжимала пепельницу так, будто он хотел ею меня ударить! Помогите ему, мисс Краузе.
- Спасибо, мистер Рауди, можете идти.
И она тут же набрал номер.
- Агент Винхарт? Не могли бы зайти ко мне? Через час? А нельзя ли пораньше? Мистер Рауди? Он в порядке, более или менее. Спасибо, сэр.

Покинув здание Управления ФБР, я направился в редакцию "Ивнинг Пост"
Джек Спарроу восседал на своём столе и иногда прыгал из одного конца в другой, когда ему нужно было посмотреть бумаги. Печатал статьи он, исключительно на компьютере, колотя клювом по клавишам. Размером Спарроу был с монитор своего компьютера и обычно за ним скрывался.
- А, Фокс! Изобличил злодея? Как поживает великий Вольф?
- Я работаю отдельно, Джек. У тебя есть на примете хороший переплётчик?
- Попал в переплёт, парень, ха?
- Попаду, когда стану знаменитым, и про меня напишут книгу.
- Окей. Я познакомлю тебя с одним книжным червем в типографии.
- Почему Кватеры эмигрировали из Европы?
- Неприятная история. Они всю жизнь жили на озере. Потом и в Германии был принят закон, запрещающий есть лягушек. Кое-кому это не понравилось. Цапля ставшая префектом округа порешила бороться с комарами, так сказать, на благо населения. В результате поверхность городского озера полили оливковым маслом. Личинки комаров не смогли пробиться на поверхность и вымерли все поголовно.
- Ну и что?
- А то, что лягушки остались без комаров, а значит - без корма и им пришлось эмигрировать в Америку.
- Спарроу.
- А?
- Только чирикни об этом кому-нибудь!
- Нем, как рыба, Фокси. Пойдем, познакомлю тебя с переплётчиком.
Я имел непродолжительную беседу со старым котом, который провёл в типографии большую часть своей жизни.
- Вот эта книга, - я достал томик народных сказок, купленный в букинистическом отделе. - Сможем ли мы вставить сюда несколько страниц так, чтобы никто не заметил?
Кот подобрал подходящую по цвету и фактуре бумагу и протянул мне. - Отпечатайте на образце те страницы, которые вы хотите изменить и принесите. Потребуется расплести книгу и снова её собрать. Это будет стоить сто баксов и банку сметаны за вредность.

- Джек, мне необходимы твои редакторские способности. Сможешь переделать сказку "Царевна-лягушка" так, чтобы вместо прекрасного принца, героем стал волк, а заколдованная принцесса при снятии чар превратилась не в человека, а в молодую, привлекательную волчицу?
- Фокси, это "пиар" и стоит дороже.
- Я тебе все перья повыщипываю.
Через десять минут я перечитал сказку.
- Джек, ты потерял чувство меры. Тебе не кажется, что лягушку достаточно просто поцеловать?
- Разве это не чёрный "пиар"?
- Нет. И не забудь в самом начале упомянуть, что у лягушки на голове было три золотистых точки.
- Может лучше татуировка?
- Сделай себе на голове татуировку.
Мы с Джеком заменили в сказке принца на говорящего волка, а лягушка превращалась в заколдованную прекрасную волчицу, царевну из Вольфенштайна.
- Думаешь, Вольф это сожрёт?
- Проглотит с восторгом и попросит добавки.
Мы отнесли правку в типографию и вплели новые страницы вместо старых. С книжкой под мышкой я вышел на улицу и прогулялся до метро. Благодаря телефонным справочникам я нашёл номер Квадриги в Бронксе и напросился к ним на встречу, бравируя именем Вольфа.
Семья Квадриги оказалось обычной семьёй лягушек среднего достатка, убитых переживаниями о пропаже сына - десятисантиметрового отпрыска, отправившегося в овощную лавку воровать клубнику, и исчезнувшего на полпути к ней. В ходе расспросов никаких особых обстоятельств выявить не удалось.
Устав как собака, я вернулся в особняк Вольфа.

Он поливал кактусы из лейки и задумчиво смотрел на ту часть горизонта, которую было видно из-за домов.
- Как успехи?
- В Бронксе пропала ещё одна лягушка. Следует ли мне называть её приметы? Шеф отдела ФБР Винхарт новую пропажу отрицает, считает всех лягушек, в отличие от жаб, легкодоступными особами и натравливает на меня консультанта по психам. Я посетил ква - ртиру мистера Ква-ква-дриги и не нашёл ничего особенного. Может у меня не та ква-лификация?
- Прекрати квакать.
- Я испытал на себе микстуру Ква-тера, которую выпускает кампания "Э-ква-тор". Это её последствия. Шеф, почитайте ещё одну антиква-ква-рную книжечку со сказками, издана ещё людьми, она вас развлечёт, - я бросил томик на стол, - А мне надо работать. Я вспомнил, что у всех пострадавших фамилии начинаются на "ква".
- У всех лягушек фамилии начинаются на "ква". Это не имеет смысла.
- Согласно моему индуктивному методу, возможно и имеет. Буду развивать метод.
Я уселся за стол и принялся штудировать том Энциклопедии.
- Квазары, кварки, квас, квартероны...
- Я попросил бы не вслух, ты будешь мешать. - И Вольф ухватился за принесённую книгу.


Никаких новых мыслей мне это не принесло, тогда я решил прибегнуть к интуиции. Она мне подсказала искать лягушачьих врагов. Я нашёл два слова: "Антикварк" и "антиквар", - враги всех квакающих. Поскольку антикварки сразу отпадали, я начал подозревать антикваров. В телефонном справочнике было более двухсот антикваров, - есть, где развернуться и я вызвал по телефону Зорана и Фрэда Пойнтера. К услугам обоих мы прибегали, когда надо было расширить круг поиска.
Первым появился Зоран - восточно-европейская овчарка с потрясающим нюхом, хотя и Фрэд носом тоже хорош.
- Здравствуйте, мистер Вольф.
Вольф кивнул.
- Сегодня ведёт расследование и расплачивается Фокс.
- Мы ищем пропавших лягушек, - сообщил я. - Предположительно живых, если только их не утопили.
- Лягушки не тонут, - многозначительно вставил Фрэд.
За это его ценю, - за интеллект.
- Нужно установить, кто из двухсот десяти официальных антикваров является природными врагами лягушек - а именно, змеями, журавлями и цаплями. Выбрать наиболее подозрительных и принюхаться.
- Большей ерунды я и не слыхивал! - возмутился Вольф.
- Читайте, шеф, вас нюхать не заставляют. Это индукция и интуиция.
Зоран воспринял задание спокойно, а до Пойнтера оно дойдет, когда тот выберется на улицу.

Через два часа Вольф дошёл до сказки про Лягушку Царевну и возбуждённо принялся ходить по комнате, бормоча себе под нос:
- Всё сходится... Три точки... Королева... - и тому подобное.
Зазвенел телефон. Это был Зоран
- Фокс ты мог бы срочно подъехать? - Зоран говорил с восточнославянским акцентом. - Мы в закусочной на 72-й, между Мэдисон и Парк авеню.
- Есть что-то?
- Лучше разберись на месте.
Я прихватил шляпу и выскочил на улицу. Чтобы найти такси, мне пришлось пройти два квартала. Когда я ворвался в закусочную "Хромой Осьминог", два сыщика сурово пережёвывали гамбургеры в углу.
Я сел за их столик, подобрав хвост, и поинтересовался:
- Как вы можете спокойно есть в такую минуту?
- А мы не спокойно едим. Мы переживаем, - сказал Пойнтер.
- Какие новости?
- Знаешь, Фокс, почему "гамбургер" так называется? - спросил Пойнтер с набитым ртом. А поскольку я промолчал, он продолжил. - Эта история случилась в городе Гамбурге в шестидесятых годах. Один владелец двух ротвейлеров ничем не кормил собак в течение недели, чтобы они стали самыми злыми охранниками. К концу недели они его самого сожрали. А поскольку, они слопали этого гамбуржца вместе с бумажником, то с тех пор к котлете в булочку кладут капусту и называют гамбургером.
- Продолжай, продолжай, Фрэд, - поощрил я. - Лучше говорить с набитым ртом, чем с набитой мордой. Мне твои тонкие намёки насквозь видны.
- Среди антикваров есть двое подозрительных, - не спеша, заговорил Зоран. - Первый из них интересен тем, что в детстве ставил опыты над лягушками.
- Топил в ванне?
- Нет. Он вставлял им шланг в одно место и накачивал воздухом с помощью велосипедного насоса.
- Ужас! Прямо гуманист.
- Потом он выдергивал шланг и смотрел, как далеко улетит лягушка в качестве ракеты. За что был выпорот родителями. Смертельных исходов не было. Позже он стал конструктором в ракетостроении и никогда больше в издевательстве над животными замечен не был.
- Каких размеров были лягушки?
- А что, разве размер имеет значение? - спросил Фрэд.
- Заткнись со своими интимными проблемами, Фрэд.
- Самых разных, - ответил Зоран. - Некоторые из них намного больше десяти сантиметров. Единственный признак - отец садиста был известным антикваром.
- Значит десять сантиметров - это норма? - поинтересовался Пойнтер и потянулся за сигаретой.
- Фред, если ты закуришь, я тебя прикончу раньше, чем никотин. Дым отбивает у меня чутьё. — Зоран почесал кончик носа и продолжил: — Другой антиквар ничем особенным не отличается, кроме того, что он - Цапля и его предки питались лягушками, но... У его магазина на 5-й авеню я уловил лёгкий устойчивый запах тины.
- Тины? - переспросил Фред. - Тины Тёрнер? Обожаю её песни. Интересно, как она пахла?
- Болотной тины. Так пахнут лягушки. Я разыскал квартиру этого мистера Цапли, там тоже слабые остатки лягушачьего запаха.
- Это интересно, Зоран, - я наклонился вперед и сам чуть не закурил. - Кажется, мы напали на след.
- Я узнал, что автомобиль Цапли частенько видели на 72 - стрит. Здесь мне удалось обнаружить флигель во дворе одного из домов, который он снимает под именем Густава Цеппелина.
- Ну?
- Я был в этом дворе, Фокс, и на мой нюх, там очень сильный запах тины и еле уловимый - лягушачьей кожи. Гарри Цаплин, таково его настоящее имя, уже два дня отсутствует в своём магазине и в квартире. Посыльный, которого я посылал во флигель, безуспешно звонил в дверь пять минут.
- Ты гений, Зоран. Теперь о твоей угрозе, Фред на счёт бутерброда с котлетой и капустой. Вас не устроит - лис отдельно, а капуста отдельно? - Я положил на стол три банкноты по сто долларов - две перед овчаркой, одну перед Пойнтером. - Теперь я не могу просить вас сотрудничать дальше, поскольку это будет связано с нарушением закона штата Нью-Йорк.
- Обижаешь, Фокс, - сказал Фред, сгребая со стола купюру. - Хочу посмотреть, как ты будешь ковыряться женской шпилькой в замке.
Ковыряться шпилькой в замке не пришлось, поскольку, Пойнтер сам взялся за дело и вскрыл дверь за двадцать секунд.
Я проскользнул в полумрак помещения, вслед за Пойнтером, а Зоран за мной. Он же прикрыл дверь, а я нащупал выключатель.
Вспыхнули люминесцентные лампы, освещая что-то вроде мастерской.
Фред присвистнул. Я хмыкнул. Зоран тихо выругался.
Вдоль стола стояли высокие стеклянные реторты, заполненные водой и покрытые сверху металлической сеткой. В половине из них плавали лягушки. Десять сантиметров в длину, не более.
Зоран снял сетку, и лягушки полезли на свободу, ругаясь, на чём свет стоит. Одиннадцать из них были типичными прудовыми лягушками с белыми пузами, а одна с розовым. Они подняли страшный гвалт и ничего не было возможности разобрать, пока Пойнтер не рявкнул, что он их сожрёт, если они не заткнутся. Лягушки испуганно притихли.
- Так-так, - услышали мы голос за спиной. В дверях стоял Вольф и, приподняв бровь, рассматривал лягушачье царство. – Извини, решил проконтролировать, Фокси. Двенадцать из девятнадцати похищенных. Правда, нет той, что с крапинками на голове... Как тебе это удалось?
- Чутьё Зорана, ловкость лап Фрэда и моя интуиция.
- Какого чёрта он их тут держит? - озадачился вслух Фрэд.
- Говорят, люди клали лягушек в крынки с молоком, чтобы оно дольше не прокисало, - заметил Вольф.
- Бабкины суеверия, - уточнил я.
- Нет, Фокс. Кожа лягушек покрыта слизистым веществом ринидином, - он природный антибиотик и препятствует закислению молока.
- На эту тему лекцию прочитайте позже, - я повернулся к зелёным пленникам. - Отвечать будем по очереди. Сначала, вы, мисс с розовым животиком, как вас зовут?
- Аделаида Кватроченто.
- Вы прудовая лягушка?
- Да.
- Почему розовый живот?
- Плохо себя чувствую.
- Где остальные лягушки?
- Цапля в тёмных очках увёз их два дня назад в большой стеклянной банке.
- Вам пришлось терпеть над собой издевательства?
- Нет, сэр. Он нас кормил. И всё время менял нам воду в ретортах.
- У вас есть мнение, куда Цапля повёз остальных?
- Нет, сэр.
Я позвонил инспектору Сукинсону.
- Это ты, Фокс? - если бы голос у него не был такой унылый, я бы назвал его удивлённым.
- Добрый день инспектор! Слушайте и не говорите, что не слышали: Я сегодня надел шляпу, инспектор...
- Мне не до твоего кривлянья.
- Дальше было интереснее. Шляпу сорвало порывом ветра и понесло по 72-й улице. Я стал её преследовать, и подключил к преследованию мистера Пойнтера и мистера Зорана. Преследуя шляпу, мы оказались во внутреннем дворе дома напротив кафе "Осьминог". Там мы услышали крики о помощи, исходившие из флигеля. Пришлось взломать дверь, сэр. Я уже слышу, как вы цитируете статью о незаконном вторжении... Внутри мы обнаружили двенадцать из девятнадцати похищенных лягушек.
- Фокс! Да я вас расцеловать готов!
- Спасибо, мы будем не в восторге. Вышлите ваши поцелуи по почте, а экспертов и ребят покрепче на 72 улицу для засады. Это Цаплин, антиквар, но если вы сообщите хоть слово газетчикам, то оставшиеся лягушки подвергнутся опасности.
- Посмотрите сюда, - пригласил Зоран.
На столе лежал небольшой мешочек с золотым песком. Я отсыпал себе немного в карман.
- Фокс, прекрати тырить улики, - заворчал Фред.
- Это образцы. Я дам, как-нибудь понюхать золото Зорану, когда мы отправимся искать клад.
- Теперь всё ясно, - сказал уверенно Вольф, глядя на золотой песок. - Вольф подошёл к сосудам и осмотрев, записал что-то в блокноте,
- Обратите внимание, джентльмены - сказал улыбающийся Вольф, - Что на каждой реторте внизу приклеен маленький кусочек ленты, на которой есть записи: "Отсего", "Делавэр", "Индейский ручей" и так далее. Скорее всего, это означает места проб, откуда бралась вода.
- То есть?
- А это значит то, что Цаплин нашёл золото... Если прудовую лягушку, поместить в воду, в которой содержатся ионы золота, это вызывает у неё расширение кровеносных капилляров, в результате чего, её живот становится розовым. Посмотрите на эту юную мисс с розовым животом. Как вас зовут?
- Аделаида.
- В какой реторте вас содержали?
- Вон в этой. - Аделаида показала.
- Озеро Отсего. - прочитал Вольф на донышке. - Вероятно, золотоносным является один из ручьев, который его питает. Что мистер Цаплин и поехал уточнять, прихватив с собой около полудюжины лягушек в качестве детектора. Он использовал прудовых лягушек с целью проверки проб воды из разных мест на предмет содержания золота. Такой способ поиска золота применяется впервые!
- Я предлагаю, не дожидаясь приезда полиции, отправиться к озеру Отсего.
Через минуту, оставив Фрэда Пойнтера охранять лягушек, мы мчались по направлению к мосту имени Джорджа Вашингтона, соединяющего Нью-Йорк с Нью-Джерси. Вольф был за рулём и радостно что-то завывал.
- Почему вы решили принять участие в этом веселье, шеф?
- Прочитал забавную легенду в книжке, которую ты приволок.
Мы свернули на одну боковую дорогу, потом ещё и, наконец, Вольф остановил машину, уткнувшись носом в карту.
- Это где-то здесь.
Я выхватил из бардачка бинокль и обследовал заросли у ручья.
- Есть, сэр! Я вижу цаплю, но я не вижу автомобиля и не вижу банки с лягушками.
- Самое главное, Фокс, мы должны найти лягушек.
- И освободить Царевну-Лягушку? - поинтересовался я.
- Откуда ты... Ах, да.
Я достал сигарету, высыпал на ладонь табак, смешал с крупицами золотого песка и снова набил её этой смесью.
- С ума сошёл, - пояснил Вольф Зорану.
Небрежно разминая сигарету, я пошёл в сторону цапли, которая возилась у ручья, пытаясь намыть с помощью тазика немного золотого песка. Крылья у цапли немаленькие, но много ими всё равно не загребёшь, даже если помочь клювом, так что Цаплину приходилось нелегко. Золотая лихорадка цаплю песочила.
- Добрый день, - поприветствовал я его и закурил сигарету. - Неплохие места, а? Хочу прикупить здесь участок. Как думаете?
Цапля настороженно поднял голову, длинный клюв нацелился на меня, как винтовка снайпера, но он продолжал намывать.
- Смотря для чего, - сдержанно ответил он.
- Что вы там делаете?
- Пиявок ловлю.
- Помогает от болезней, да?
Цапля кивнул хохолком. Я подошёл ближе. Пепел с сигареты упал в ручей.
- Хочу построить здесь домик и приезжать, успокаивать нервы, - признался я. - Как здесь рыбалка?
- Плохая, - скупо признался Цапля.
Я ещё раз стряхнул пепел вместе с крупинками золота в воду. Через секунду они блеснули в его лотке. Глаз у Цапли тоже блеснул. Он нашёл то, что искал.
- Извините, мне пора, - буркнул Цапля и, прихватив лоток, направился в глубь леса. Я заметил, как из кустов мелькнула тень Зорана.
Одним словом, когда Цаплин добежал до своей машины, его уже ждал Зоран. Банка с семью лягушками нашлась в багажнике.
Пока машина везла нас в Нью-Йорк, в припадке благодушия я посоветовал Цаплину позвонить юристу, чтобы прикупить этот участок. А потом я сдержал слово и позвонил Джеку Спарроу.

Вольф решил лично передать Изабеллу Кватер её отцу, и поэтому она сидела на его столе в кабинете, а Вольф ходил вокруг неё кругами.
Наконец, он подскочил и звонко поцеловал её в зелёные губы.
Лягушка окаменела. Вольф с трепетом ожидал, когда же она превратится в принцессу, но этого не происходило.
- Шеф, надо покрепче целовать, - посоветовал я.
Шеф подскочил и еще раз, на этот раз покрепче, поцеловал зелёную красотку. Если он рассчитывал на взаимность, то ошибся, - раздался звонкий шлепок крохотной пощечины и лягушка завопила:
- Помогите! Маньяк!
Вольф испуганно отскочил. В кабинет ворвался папаша Кватер, и Вольф просто удрал из кабинета.
- Что тут собственно происходит?! - возмутился Кватер.
- Папа, он меня поцеловал, - пожаловалась лягушка.
- Горячая кровь, - объяснил я. - Волочится за каждой юбкой.
- Мистер Рауди, это возмутительно. Я тоже слышал о смешанных браках, но в пределах разумного ...
- Чтобы исчерпать все вопросы, скажу сразу: мистер Вольф просто начитался сказок про превращенных в лягушек принцесс и решил вашу дочь расколдовать.
- Вы в это верите?
- Я нет. Он да. Скажите спасибо, что он ещё не пытался содрать с неё лягушачью кожу и бросить в огонь.
- Спасибо.
- Папа, а может быть я - заколдованная принцесса? Папа, пусть он меня ещё раз поцелует.
- Нет, ты просто моя дочь, но за то, самая красивая лягушка в этом штате.
- Я хочу, чтобы он меня ещё раз поцеловал! Куак следует! Хочу стать принцессо-о-ой!
- Мистер Во-ольф! Не могли бы вы...
- Он не мог бы. Даже за сокровища нибелунгов. Кстати, что вы там говорили о вознаграждении?
- Ну и не очень-то хотелось, - сказала лягушка. - Он несколько суховат на мой вкус.
Я посмотрел на её мокрую кожу и согласился.

В четверг состоялся суд присяжных, и Цаплину назначили относительно мягкое наказание - шесть месяцев зоопарка.
Не люблю я эти зоопарки. Но у людей было ещё хуже. Там просто сажали зверей в клетки без суда и следствия, ни за что, и вешали над клетками таблички с названием. Как будто это уже преступление - быть белкой или носорогом. Теперь, тоже вешают таблички, но, кроме имени, пишут преступления, за которые наказали сидящих в клетках, и посетители приходят в зоопарк посмотреть на преступников, а несчастные в клетке корчатся от мук совести.
Вольф читал книгу сказок, когда зазвонил телефон, и я снял трубку. Некая дама назвалась и попросила Ниро Вольфа срочно приехать к ним в офис на Пятой авеню, по поводу пропажи ценной коллекции.
Я объяснил, что Ниро Вольф - гений, а не мальчик по вызову и, что сейчас он слишком занят, чтобы заниматься ерундой, а денег у него достаточно, чтобы не трудиться.
Я положил трубку. Вольф приподнял нос над книгой.
- Звонили из агентства фотомоделей "Сто Прекрасных Волчиц", у них пропала коллекция вечерних платьев "От кутюр". Я им сказал, что вы заняты.
Дальше всё происходило, как при замедленной съёмке, - книга полетела мне в голову, я кувырком ушёл под стол, Вольф кинулся к телефону, а я выкатился, прихватив шляпу и, сбежав по лестнице, выскочил на улицу. Мне нужно прогуляться и подышать свежим воздухом на Гудзоне, потому что отдых просто необходим, перед тем как Вольф взвалит на нас новое дело. Нигро Вольф, Чёрный Волк, самый гениальный сыщик всех времён и видов... Надеюсь, ста волчиц хватит, чтоб от него одни уши остались!
Аватар пользователя
Фокс
 
Сообщений: 189
Зарегистрирован: 05 фев 2014, 20:20
Откуда: Калининград-Кёнигсберг

Re: "Зверский" детектив )

Сообщение ~Li-Mo~ » 08 авг 2015, 22:20

Забавно получилось! :lol: У героев собственные, независимые от персонажей Стаута характеры, и это здорово!
~Li-Mo~
 
Сообщений: 4
Изображения: 0
Зарегистрирован: 26 июл 2015, 17:51

Re: "Зверский" детектив )

Сообщение Фокс » 09 авг 2015, 13:52

Рад, что позабавило.) А я надеялся, что это реинкарнации Гудвина-Вульфа-Крамера-Пензера-Даркина. Но они отошли от прототипов, да и что с них взять, одно слово - звери! :D
Аватар пользователя
Фокс
 
Сообщений: 189
Зарегистрирован: 05 фев 2014, 20:20
Откуда: Калининград-Кёнигсберг


Вернуться в Сепулькарий

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0

cron